Буревестник
Журналисту запретили снимать коттедж Кобзева

Журналисту запретили снимать коттедж, в котором поселился врио губернатора Иркутской области Игорь Кобзев. Он арендует особняк в элитном поселке в добавок к квартирам и домам собственной семьи.

Журналисту запретили снимать коттедж Кобзева

Сотрудники ФСБ и полиции помешали журналисту Михаилу Грачеву снимать коттедж, в котором поселился назначенный Кремлем врио иркутского губернатора Игорь Кобзев. Об этом Грачев рассказал в фейсбуке.

«<…> Я приехал на 15-й км Байкальского тракта к коттеджному поселку „Хоромы“. По моей информации, здесь местные строительные олигархи арендовали (а может и купили) для семьи врио губернатора Иркутской области роскошное жилье — домик стоимостью от 95 млн рублей. Картиночки приложу в первом комментарии. Реально очень приятное место. Я решил: надо бы найти этот дом, сделать выписку из Росреестра, посмотреть на кого зарегистрирован дом. Точного адреса нет, территория поселка закрытая, но есть фотки с участка. Подумал: пролечусь над поселком, по отличительным особенностям территории пойму, где конкретно находиться дом и сделаю выписку».

Тайга.инфо, напомним, уже выяснила, что Игорь Кобзев арендует два участка общей площадью 0,36 га. На одном из них расположены дом размером 400 кв. метров, баня на 80 квадратов, гараж на две машины и «помещение для проживание персонала», которое оказалось в четыре раза меньше бани. Постройки никак не зарегистрированы в Росреестре, земля принадлежит Жанне Соловьёвой, а прежде одним из участков владел партнер застройщика Вячеслава Черткова (также был совладельцем холдинга «Первая автоколонна» и финансово-промышленной группы «Азиа-Инвест»).

Грачев рассказал, что не прошло и минуты с начала съемки с квадрокоптера, как к нему подбежал неизвестный мужчина. Он заявил, что он «правосознательный гражданин и патриот», и ему кажется, что «мы занимаемся чем-то не законным».

«А лицо такое, как будто на зоне отсидел лет пять. Мы не стали выпендриваться, опустили коптер, после чего мужик вроде бы ушел. Сели по машинам, тронулись и тут нам резко перегораживает дорогу старая раздолбанная Тойота, откуда с этим мужиком вылазят еще двое крепких парней. Подбегают к нам с телефонами и один из них начинает обвинять, что мы тут „снимаем статью, чтобы очернить врио губернатора“», — вспомнил журналист.

Один из мужчин вытащил ключи из машины, в которой был журналист, и перебросил другому. Другой выбил телефон из рук Грачева. «Говорят: „будем ждать приезда полиции, никуда вас не отпустим“. Я отказался с ними беседовать, сел в машину и ждал приезда людей в форме, — добавил он. — В этом время мужик ходил, снимал меня на мобильник и нес всякий бред. Потом активно кому-то звонил с двух телефонов».

Полиция приехала примерно через 30 минут. На месте оказались капитан и подполковник. Они так и не смогли сказать, что именно мог нарушить журналист.

«Лишь подполковник пояснил: понимаете, у нас тут выборы, поэтому мы такие заявки тщательно отрабатываем. Не дословная цитата, но где-то не далеко. „Это не только врио губернатора касается, но и других кандидатов“, — улыбнулся он в конце беседы. В ходе двухчасовой беседы выяснилось, что мы ничего не нарушили. Поэтому нас с владельцем коптера поставили под камеру, после чего капитан полиции сбивчиво пояснил нам, что если мы еще раз взлетим, то нарушим 19.3 КоАП РФ (неповиновение законному требованию сотрудника полиции). То есть местная полиция запретила снимать предполагаемый дом врио губернатора Кобзева».

Более того, на место приехал замначальника местного отдела исполнения административного законодательства. Он заявил, что с журналистом могут еще связаться и «что-то предъявить».

«Вывод о том, что тормознули нас сотрудники ФСБ, я сделал исходя из того, что самый активный член их трио фактически руководил полицейскими и подсказывал им. Консультировал. Постоянно с кем-то созванивался, что-то кому-то отправлял. Ну и в принципе, они сидели и ждали. Людей в этом месте не гуляет, от поселка далеко и в то же время удобно для съемок» , — уточнил Грачев.

Назначенный врио губернатора Кобзев арендовал особняк до конца 2020 года, хотя выборы главы региона, в которых он принимает участие, пройдут только в сентябре. Ранее он декларировал несколько квартир, коттедж и номер в гостинице. Новый коттедж находится в поселке «Хоромы» деревни Новолисиха Иркутского района области.

На выборы пошли назначенный врио губернатором Игорь Кобзев (самовыдвиженец при поддержке «Единой России»), депутат Госдумы Р Ф Михаил Щапов (КПРФ), Андрей Духовников (ЛДПР), Лариса Егорова («Справедливая Россия») и Геннадий Щадов (КПСС). Выборы губернатора Иркутской области пройдут 13 сентября 2020 года. Досрочное голосование растянется на 11−12 сентября.

Читайте также: «Врио иркутского губернатора арендовал незарегистрированный особняк»

Журналисту запретили снимать коттедж Кобзева

Журналисту запретили снимать коттедж Кобзева

Тайга.Инфо

КРИМИНАЛ 77 1 0.0 02-09-2020

Россияне не верят в бесплатное образование

Число бюджетных мест, несмотря на обещания властей, становится все меньше

Россияне не верят в бесплатное образование

На государство надейся, но сам не плошай. Видимо, так думает все больше россиян, у которых подрастают дети, и рано или поздно встает вопрос об их образовании. По данным исследования, проведенного «Сбербанк страхование жизни», 39% российских семей намерены копить на оплату как собственного образования, так и образования своего ребенка. В среднем россияне готовы копить на образование около 470 тыс. рублей.

«Чаще всего к накоплению средств на образование — от числа готовых платить за него — склонны опрошенные в возрасте от 30 до 40 лет, обладатели высшего и послевузовского образования и люди с доходами выше среднего», — говорится в исследовании.

Так, если молодые люди в возрасте 18−30 лет готовы копить около 400 тыс. руб., то люди от 30 до 40 лет — уже 632 тыс. руб. Обладатели вузовских дипломов планируют копит почти 512 тыс. руб. Примечательно, что женщины оценивают необходимую сумму накоплений в 526,5 тыс. рублей, а мужчины —в 423,1 тыс. рублей.

Серьезнее всех к вопросу относятся жители Тюмени, которые готовы на образовательные цели накопить 725 тыс. руб. Также ответственно к подобным накоплениям относятся в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Челябинске.

«Исследование показало, что те, кто готов платить за образование, согласны тратить на него в среднем 100,2 тыс. рублей в год», — говорится в сообщении.

При этом самые большие годовые бюджеты на высшее образование готовы выделить жители Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени, Перми, Ярославля, Красноярска и Иркутска. Впрочем, размер накоплений не может не быть связан и с возможностями ежемесячно откладывать определенную сумму, то есть от размера зарплаты, которая в столицах и крупных городах явно больше.

Старший вице-президент, руководитель блока «Управление благосостоянием» Сбербанка Наталья Алымова отмечает, что финансовая поддержка детей, в том числе образование — первая по распространенности цель накоплений россиян.

В том, что образование — это залог жизненного успеха, уверены 80% участников исследования.

«Около трех четвертей россиян полностью или в основном согласны с тем, что хорошее современное образование позволяет зарабатывать больше или намного больше. Кроме того, по мнению 84% россиян, — позволяет делать карьеру быстрее или намного быстрее. И подавляющее большинство опрошенных (91%) убеждены в том, что хорошее образование необходимо для личностного развития», — уверяют в Сбербанке со ссылкой на исследование.

Респонденты также считают, что успешное будущее могут обеспечить техническое или инженерное образование (23,2% опрошенных), образование в области ИТ и компьютерных специальностей (22,9%), а также в области экономики, финансов и управления.

Совершенно очевидно, что высшее бесплатное образование в России постепенно сокращается, хотя часто заявляется обратное, констатирует эксперт-экономист Леонид Хазанов.

— Как ни парадоксально, в этом в определенной степени заинтересованы сами вузы, поскольку уровень государственного финансирования сейчас не такой, как во времена СССР, спонсоры тоже не всегда могут оказать им поддержку. Да их еще найти нужно. В результате процесс сокращения числа бюджетных мест идет вперед, пускай и незаметно.

В подобных условиях родителям ничего не остается, как копить деньги на обучение детей в университетах и институтах, хотя у многих из них подобной возможности сейчас нет и в помине: затянувшаяся стагнация экономики и рост безработицы, особенно вследствие карантина, привели к падению их доходов. Людям приходится в буквальном смысле слова выживать.

Лично я, получив два высших образования, учась на бюджетном месте, сомневаюсь, что у моего ребенка будет такая же возможность. Поэтому сегодня, когда он учится еще только в начальной школе, я вынужден заранее озаботится подготовкой к вузу.

«СП»: - Что надо сделать выпускнику школы, чтобы все-таки поступить на бюджет? Высокого ЕГЭ, судя по всему, недостаточно.

— Если молодой человек или девушка имеют семь пядей во лбу, им все-равно будет трудно попасть на бюджетное место. Во-первых, их отсекает сам ЕГЭ с его запутанными тестами, в которых и человеку с кандидатской степенью сложно разобраться. Во-вторых, нужна протекция: детям больших чиновников намного проще попасть в престижные вузы, так как они идут по целевому набору (хотя вряд ли будут работать в тех структурах, которые им оплачивают образование), чем из обычных семей.

У нас в стране, к сожалению, сложилась ханжеская практика, когда человека ценят не за его способности, а за происхождение из «правильной» семьи. В результате можно прекрасно сдать экзамены в тот или иной вуз и все равно не попасть в него или же попасть на платное место. Подобное положение дел привело к тому, что высшее образование как социальный лифт перестало работать.

Политолог, эксперт ПРИСП Николай Пономарев обращает внимание, что совместное исследование Росстата и НИУ ВШЭ показало, что за период 2000 — 2016 гг. количество учебных мест в вузах, финансируемых за счет бюджетных ассигнований, сократилось с 2,8 млн. до 1,9 млн., т.е. приблизительно на 30%.

— В 2019 г. газета «Известия» опубликовала данные, приведенные в докладе правительства РФ Федеральному Собранию о политике в сфере образования. Согласно прогнозам авторов доклада к 2024 г. количество бюджетных мест в российских вузах должно сократиться на 17% по сравнению с 2019 г. Одновременно ожидается рост численности абитуриентов на 15%.

Конечно, нельзя забывать об анонсированном Татьяной Голиковой плане правительства увеличить число бюджетных мест в вузах на 141 тыс. человек к 2024 г. Однако эти намерения были озвучены еще до того, как «коронакризис» нанес тяжелый удар по российской экономике. На фоне текущего ее состояния выполнить столь масштабный проект можно лишь за счет сокращения иных статей бюджетных расходов. Вероятность чего равна статистической погрешности, поскольку это может спровоцировать масштабные конфликты внутри элиты.

На фоне этого отсутствие у родителей надежд на то, что их ребенок гарантировано сможет поступить на бюджетное место в вузе, представляется вполне обоснованным.

Нельзя забывать и о том, что цены на услуги высшего образования постоянно растут. В 2010 г. стоимость обучения в вузе в течение семестра составляла в среднем 25,5 тыс. рублей, в 2015 г. — уже 47,6 тыс.

Как минимум, на протяжении двух десятилетий государство последовательно сокращает бюджетный сектор внутри системы высшего образования. Этот тренд объективно обуславливается структурной деградацией экономики, социальной сферы и т. д. РФ в ее нынешнем «издании» не нужны в таком количестве высококвалифицированные специалисты. Сохранение многих вузов обуславливается лишь одним мотивом: истеблишмент не желает сталкиваться с негативом в случае массовой и одномоментной ликвидации учебных заведений, дающих работу большому числу людей. Многие вузы рассматриваются элитами скорее как синекура для преподавательского состава (в первую очередь это касается учебных заведений в регионах).

«СП»: — Каковы шансы у современной молодежи на получение бесплатного высшего образования?

— Шансы на поступление напрямую зависят от объема социального инструментального капитала (более известного как «блат»), выбранного вуза и специальности. Многое зависит как от корпоративной культуры учебного заведения, так и престижности выбранного направления подготовки. Некоторое преимущество имеется у молодых людей, поступающих на технические специальности: в их случае крайне маловероятно, что выполнение заданий ЕГЭ повышенной сложности не принесет им ни одного балла из-за нарушения неких малопонятных критериев (например, отсутствия ключевого слова в эссе на английском языке). В нынешнем виде ЕГЭ сложно назвать системой, работающей с точностью и надежностью швейцарских часов. Уместнее проводить сравнение с лотереей.

Свободная Пресса

ПОЛИТИКА 55 0 0.0 02-09-2020

Возрождение политического террора в России

Посадка Ходорковского положила начало совершенно новой системе отношения государства и олигархов. До этого система в России была как сейчас в Украине. Олигархи были независимы от государства, могли диктовать ему условия, и эта их независимость (которой они, безусловно, злоупотребляли) одновременно выполняла важнейшую функцию разделения властей и частичной гарантии демократии.

Возрождение политического террора в России

После посадки Ходорковского в России начался новый общественный строй. Бизнес перестал быть независимым от государства. Отныне можно было посадить любого. Майор имел право съесть бизнес такого-то размера, генерал — такого-то, а глава одной нефтяной компании — всех. Раньше бизнесмены жрали друг друга с помощью генерала, теперь всех жрал генерал.

Точно так же попытка убийства Навального — это начало новой эпохи. Это сигнал о том, что политические убийства и насилие приемлемы на любом уровне.

Политический террор в России

Не надо даже заморачиваться уголовным делом, как в случае «Сети» (запрещена в РФ. — Ред.) или «Нового Величия». Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы. И уголовного дела нет. А если есть, то для проформы и такое, по которому обыскивать будут единомышленников жертвы.

Сразу после отравления Навального случилось две вещи. В Татарстане напали на соратника Навального Георгия Албурова, а в Москве избили Егора Жукова.

Про Албурова все понятно, а избиение Жукова логично вписывается в два статистических ряда.

Один — это «Московское дело» и разгром ВШЭ.

Сначала Жукова хотела посадить партия силовиков. Сажали его в рамках московского дела — грандиозного дела, которое сделало бы силовиков тем, во что сейчас превратился белорусский ОМОН, — единственной силой, с помощью которой может править Путин. Жукова посадить не удалось, потому что то, что ему шили, было фейком. Ложью. И другая кремлевская башня сумела донести это до президента и развалить единое московское дело на кучу осколков не для того, чтобы спасти Жукова, а чтобы спасти себя.

Потом Кремль разгромил Вышку, — ему не понравилось, что тамошние профессора на соответствующем факультете не поддержали псевдоконституционную реформу. Потом Жукова попытались избить, первый раз неудачно, исключили из магистратуры Вышки, избили.

Это один статистический ряд. Силовики помнили, не забыли, достали.

Другой статистический ряд — это громкие заявления «кремлевского повара» Пригожина после отравления Навального. Пригожин публично выкупил 88-миллионный штраф перед «Московским школьником», присужденный Навальному, Соболь и ФБК. Он заявил сразу после отравления, что намерен «раздеть и разуть» Навального, на карточке Соболь повис долг в 34 млн рублей (которых там нет).

Политический террор в России

Навальный — это номенклатура Путина, и решение о его судьбе вряд ли может быть принято без ведома Путина.

Отравили его, судя по всему, тяжелейшим ядом, очень может быть, что родственником «Новичка», по той же схеме, что Литвиненко и Скрипаля.

Обстоятельства отравления — снятие чекистской «наружки» с Навального в Томске, чтобы даже наружка не видела, кто травит, звонок в омский аэропорт о минировании в надежде предотвратить посадку самолета с больным, фантазии омских главврачей и категорический отказ в возбуждении уголовного дела — не оставляют сомнений в том, что это была операция государственная, а не какой-то там частной структуры, пусть и получившей монаршее благословение на политическое насилие против врагов Путина.

С учетом этого поведение Пригожина выглядит как попытка стать громоотводом.

Вот, мол, господа, вам целый набор версий: Навальный поел таблеток, Навального отравил коварный Запад или «коррупционер — герой его расследований», а вот самые храбрые могут обсуждать Пригожина. «Ну, вон, смотрите, все не так страшно, Навального хотели попугать, да не рассчитали дозу».

На самом деле остановить политическое насилие в России очень легко. Для этого достаточно найти и посадить тех, кто его делает.

Поэтому я предсказываю, что, несмотря на шум, никого не найдут и даже искать не будут.

Как не нашли и не искали человека, который 15 августа 2017 года ударил в лицо Ивана Скрипниченко, волонтера мемориала Немцова. Скрипниченко стало плохо, через неделю он умер.

Как не посадили тех, кто организовал избиение Олега Кашина, хотя исполнители случайно нашлись сами и дали подробные показания о заказчике.

Как не нашли тех, кто избивал в Питере активистов.

Как не возбудили уголовного дела по факту убийства псковского блогера Сергея Тихонова, даже после того, как расследование Дениса Короткова в «Новой» выяснило, что умер он не от сердечного приступа, а в результате укола шприцем некоего Олега Симонова, работавшего тогда с Виктором Амельченко, сотрудником структур Пригожина.

Как не нашли того, кто колол шприцом мужа Любови Соболь, которого, по словам Амельченко, колол шприцом тот же Симонов (впоследствии загадочно скончавшийся).

Как не нашли тех, кто обливал вашу покорную слугу говном, жег мою машину, кто траванул наш дом (целых две семьи, восемь человек, включая четырех стариков и двух детей) какой-то не вполне безопасной дрянью.

(Кстати, облившие меня говном уехали на мотороллере. Избившие Жукова — на электрических самокатах. Похожая тактика, идеальный план отхода — можно уехать по тротуарам, и собака след не возьмет.)

Но более того.

До отравления Навального во всех этих случаях Кремль более или менее искренне мог делать вид, что он не при чем. Это, мол, все частная инициатива, «шахтеры и трактористы», как в Донбассе. И это было даже правдой, хотя понятно, что в стране, где не осталось независимого крупного бизнеса, не может быть тем более независимой крупной системы частного насилия, новенькой, с иголочки, предлагаемой начальнику, — без согласия этого начальника.

Начальник терпел эту систему, чтобы иметь возможность, с одной стороны, в любой момент пустить ее в ход, а с другой — иметь возможность говорить: «Это не мы». Тот факт, что эта система частного насилия работала также и на ее хозяина, а не только на начальника, признавался разумной платой за возможность отрицания.

Однако после отравления Навального ситуация изменилась.

Как и после посадки Ходорковского, Кремлем дан сигнал. Наступила новая эпоха. Эпоха открытых политических расправ.

По мере падения рейтинга власти (и наглядного будущего в виде Беларуси) количество оппонентов режима, которые будут убиты, избиты или отравлены, будет только расти.

А тот факт, что Кремль при этом еще и отдал частное политическое насилие на откуп и никогда за него не спрашивает, может привести к ситуации, когда абсолютно любой человек по каким-то частным причинам может стать жертвой этого насилия.

Еще недавно мы имели систему, когда — после Ходорковского — можно было отобрать любой бизнес. Скоро, как в Донбассе, мы будем иметь систему, когда абсолютно любой может стать жертвой насилия, как в 1937-м абсолютно любой мог стать жертвой доноса.

Сохранит ли это власть? Да.

Новая Газета

ПОЛИТИКА 75 0 0.0 02-09-2020

крах демографии в России

Путинская воровская политика ударила по демографической ситуации в стране. Национальный проект "Демография" потерпел полный крах, вместе со всеми бюджетными деньгами выделенными на него.

крах демографии в России

Численность населения России к концу 2020 года рекордно сократится — на 158 тысяч человек. Это самый большой показатель за последние 14 лет. О том, какова может быть естественная убыль, план правительства скромно умалчивает, однако прикинуть это несложно. По данным Росстата, за первое полугодие 2020 года естественная убыль населения РФ составила 265,6 тысячи. Если учесть, что последствия коронавирусной эпидемии и экономического кризиса в полной мере дадут о себе знать осенью и зимой, то общая цифра человеческих потерь может составить более 500 тыс. за год.

В 2020 году численность населения России, по сравнению с предыдущими годами, уменьшится в пять раз быстрее. Смертность за январь — июнь  возросла на 3,1% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, а рождаемость снизилась на 5,4%.

К концу XXI столетия население России сократится вдвое, примерно до 70 млн человек. И это на территории, составляющей одну седьмую часть мировой суши. К тому моменту население США достигнет 500 млн, Нигерии — 800 млн, Индии — около 2 млрд человек.

В такой ситуации может наступить момент, при котором само существование России — и русских как народа — будет несовместимо с численностью населения в отношении к территории страны.

Основные причины огромной убыли населения — снижение рождаемости и отток мигрантов.

Заметим, причина сокращения населения — вовсе не рост смертности от COVID-19. По данным Росстата, за апрель-июнь было зарегистрировано 27 411 умерших с диагнозом «коронавирус», а летальность вируса составила всего 4,2% от всех подтвержденных случаев заболевания.

Куда важнее, с точки зрения сокращения численности населения, что из-за карантинных мер остановился приток мигрантов.

Так, миграционный приток с января по июнь 2020 года составил 48,8 тысячи человек, тогда как в аналогичный период прошлого года этот показатель достигал 134 тысяч, свидетельствуют данные Росстата.

К сожалению, для повышения демографии  Правительство РФ всегда делала ставку на миграцию. Продолжает реализовываться условная доктрина «мигранты спасут Россию».

По сути, позиция кабмина сводится к одному: чем выше миграция в Россию — тем лучше. А то, что мигранты отбирают рынок труда у коренного населения — никого особенно не волнует. Мало того, рост миграции приводит к тому, что в экономике культивируются самые низшие технологические уклады — я называю их «лопатные».

На деле, русский человек с трудом пойдет бороться за место на трудовом рынке, если речь идет — я, понятно, утрирую — о копании канав. Миграционный труд, совершенно очевидно, препятствует индустриализации и внедрению современных цифровых технологий. Зачем что-то делать, если можно обойтись «замечательными» мигрантами?

Ставка на миграцию — разрушительная для страны политика. Показательно, что в национальные цели внесены не показатели демографии, а именно общая численность населения. Нацпроект «Демография» подменили нацпроектом «Миграция» — только и всего.

Лукавая статистика Росстата — общая численность населения — камуфлирует убыль населения коренного, которое жило в стране столетиями. Это вопрос не экономики, а чистой политики.

Приходится констатировать, что по естественной убыли населения Россия скатывается на уровень худших показателей «лихих 90-х» и 2000-х. С учетом того, что эта тенденция возобновилась еще до коронавируса и нынешней глобальной экономической депрессии, демографические перспективы страны, мягко говоря, не радужные.

Уровень бедности в стране (доля россиян с доходами ниже прожиточного минимума) в 2020 году увеличится до 13,3%. При этом одной из национальных целей развития России является сокращение уровня бедности в два раза — до 6,5% к 2030 году.

Реальные доходы россиян падают седьмой год подряд — с момента присоединения Крыма и введения западных санкций. В 2019-м каждый четвертый россиянин заметил ухудшение своего материального положения (данные РАНХиГС). За два последних года число граждан, планирующих свое будущее на ближайшие пять-шесть лет, сократилось с 17 до 11%. Из России в настоящее время хотели бы эмигрировать 53% граждан в возрасте от 18 до 24 лет. Этот показатель достиг максимума с 2009 года. Согласно последним данным Росстата, за чертой бедности в стране проживают 18,6 млн граждан (12,7% населения России).

Проблема в том, что люди не будут рожать, если не видят перед собой будущего. В России с конца XIX века и вплоть до 1991 года наблюдался естественный прирост населения — люди рожали, несмотря на самые трудные условия. Но сейчас, чтобы ситуация с демографией выправилась, нужны даже не деньги, а идея. Люди должны понимать, ради чего живут, в какой стране, какие перед ними цели. Если у них будет смысл жизни — все остальное приложится.

ПОЛИТИКА 81 0 0.0 02-09-2020