Буревестник
Прекратить пропаганду Covid-пандемии

Пол Робертс о том, ради чего все затевалось

Прекратить пропаганду Covid-пандемии

С самого начала было очевидно, что болезнь Covid-19 использовалась для целей, не имевших отношения к общественному здравоохранению. Big Pharma и ее партнеры — ВОЗ, Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), Национальные институты здравоохранения (NIH) — использовали социальные сети и пресституток для того, чтобы контролировать те объяснения, которые предоставлялись публике, а также для того, чтобы подвергать цензуре несогласных с ними по этому вопросу медицинских работников.

От отказа в успешном и полностью безопасном лечении гидроксихлорохином, цинком и азитромицином, а также от применения аппаратов искусственной вентиляции легких людей умерло больше, чем от самого вируса. В жертву были принесены общественное здравоохранение и экономика. Цель этого — породить хаос и страх, что сделает возможным провести массовую вакцинацию и принести для Big Pharma миллиарды долларов прибыли. Демократы и пресститутки использовали Covid против Трампа, высмеивая его рекомендацию о безопасном и эффективном лечении при помощи гидроксихлорохина и издеваясь над его попытками вновь открыть экономику, которую вовсе и не нужно было закрывать.

Прочтите доклад бельгийских медиков. Вот несколько отрывков, которые могут подогреть аппетит:

«Для тех, у кого действительно проявляются тяжелые симптомы заболевания, существует доступная, безопасная и эффективная терапия в виде HCQ (гидроксихлорохина), цинка и AZT (азитромицина). Применение этой терапии на ранних этапах (течение заболевания — С.Д.) приводит к выздоровлению и часто предотвращает госпитализацию. Сейчас вряд ли кто-то должен умирать».

«Обзорные исследования вакцинации против гриппа показывают, что за 10 лет нам только трижды удалось разработать вакцину с эффективностью более 50%. Вакцинация пожилых людей представляется неэффективной. В возрасте старше 75 лет эффективность (вакцинации) практически отсутствует».

«Из-за непрерывной естественной мутации вирусов — что мы наблюдаем каждый год в том числе в случае вируса гриппа — вакцина является, в лучшем случае, временным решением, после которого каждый раз требуются новые вакцины. Непроверенная вакцина, вводимая в экстренном порядке, производители которой уже получили юридический иммунитет от возможного вреда, вызывает серьезные вопросы. Мы не хотим использовать наших пациентов в качестве подопытных морских свинок».

«В мировом масштабе в результате вакцины ожидается 700 000 случаев причинения ущерба здоровью или смерти.

«Если 95% людей испытывают Covid-19 практически без симптомов, то риск воздействия непроверенной вакцины является проявлением безответственности».

«В течение последних нескольких месяцев газеты, радио и телевидение, казалось, почти некритически поддерживали определенную группу экспертов и власть в то самое время, когда именно пресса должна была проявлять критичное отношение и предотвращать одностороннюю коммуникацию власти. Это привело к тому, что в наших СМИ появилась информация, которая больше походила на пропаганду, чем на объективные сообщения».

«Официальная версия о том, что изоляция была необходима, что это было единственно возможное решение и что все выступали за эту изоляцию, мешала людям с другими взглядами, а также экспертам выражать иное мнение».

«Альтернативные мнения игнорировались или высмеивались. Мы не видели открытых дебатов в СМИ, где можно было бы выразить разные точки зрения».

«Мы также были удивлены множеством видеороликов и статей многих научных экспертов и авторитетов, которые удаляли и продолжают удалять из социальных сетей. Мы считаем, что такому не место в свободном демократическом конституционном государстве, тем более что это ведет к выработке «туннельного зрения"*. Эта политика также оказывает парализующий эффект и подпитывает страх и беспокойство в обществе. В этом контексте мы отвергаем намерение цензурировать Covid — диссидентов в Европейском Союзе!

«Как врачи и профессионалы в области здравоохранения перед лицом вируса, который по своей вредоносности, смертности и способности к распространению приближается к сезонному гриппу, мы можем только отвергнуть эти крайне непропорциональные меры.

— Поэтому мы требуем немедленного прекращения всех этих мер.

— Мы подвергаем сомнению легитимность нынешних экспертов-консультантов, которые проводят встречи за закрытыми дверями.

— Следуя рекомендациям ACU 2020 46, мы призываем к более глубокому изучению роли ВОЗ и возможного влияния на эту организацию конфликта интересов. Это же находилось в основе борьбы с «инфодемией», то есть с систематической цензурой всех несогласных мнений в СМИ. Это неприемлемо для демократического государства, в котором царит верховенство закона".

Публикуется с разрешения автора.

Перевод Сергея Духанова.

Copyright © Paul Craig Roberts

newsland.com

КОРОНАВИРУС 132 0 0.0 21-09-2020

У 100 олигархов денег в 2,2 раза больше, чем у всей России

Несмотря на декларации Путина о борьбе с бедностью, имущественное расслоение растет

Олигархи в России и их деньги

Forbes составил рейтинг 100 богатейших госслужащих и депутатов за 2020 год. Для этого издание изучило декларации более 400 ведомств и структур органов власти — администрации президента, федеральных министерств и ведомств, Федерального собрания, правительства и законодательных органов субъектов РФ, Центрального банка, государственных корпораций и внебюджетных фондов, Конституционного и Верховного судов. В качестве ранжирующего показателя в рейтинге выбран семейный доход — сумма дохода представителя власти, его супруга или супруги и их несовершеннолетних детей.

И вот — герои топ-5 рейтинга.

Впереди всех депутат Сахалинской облдумы Дмитрий Пашов — Forbes насчитал у него 6 млрд. 226,14 млн. рублей. Как утверждает издание, депутат является владельцем ООО «Монерон» — крупного добытчика краба с выручкой 7,97 млрд. рублей по итогам 2019 года. Неплохо, правда?

Немного отстал по размеру состояния — 5 млрд. 477,6 млн. рублей — депутат законодательного собрания Камчатского края Игорь Евтушок, совладелец «Океанрыбфлота», крупной рыбопромышленной компании на Камчатке.

В тройку вошел и зампред заксобрания Челябинской области Константин Струков — 5 млрд. 54,69 млн. рублей. Он президент УК «Южуралзолото группа компаний».

На четвертом месте — член Совета Федерации от Камчатского края, cовладелец «Океанрыбфлота» Валерий Пономарев: у него «скромные» 2 млрд 799,42 млн руб.

Пятерку замыкает депутат Магаданской областной думы Александр Басанский — 2 млрд. 735,76 млн. рублей. По версии Forbes, он основной владелец Колымского производственно-коммерческого концерна «Арбат», который занимается добычей драгоценных металлов, производством ювелирных изделий и торговлей ими.

Здесь впору замереть от восхищения. Чтобы порадоваться за соотечественников, у которых бизнес процветает, а дела идут в гору, несмотря на кризис.

Увы, в списке Forbes всего 100 таких счастливчиков на 144,5 млн. населения России. И подавляющая часть этого населения движется — в плане успехов и роста благосостояния — ровно в противоположном направлении.

18 сентября Росстат сообщил, что число россиян с доходами ниже прожиточного минимума во втором квартале 2020 года (на него пришелся основной удар пандемического кризиса) достигло 19,9 млн. человек — 13,5% от общей численности населения. По сравнению с первым кварталом, бедных стало больше на 1,3 млн. человек.

Ранее сообщалось, что реальные располагаемые доходы россиян во втором квартале упали сразу на 8% в годовом выражении, что стало рекордом в XXI веке. Наибольший вклад, кстати, внесло падение доходов от предпринимательской деятельности на 41% к первому кварталу.

На этом мрачном фоне лопающиеся от денег госчиновники и законодатели выглядят, как минимум, странно. Почему имущественное расслоение в России растет рекордными темпами, куда оно заведет страну?

— На Западе, чтобы стать состоятельным человеком, необязательно иметь связи с государством — они появляются потом, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Там практически все представители сверхбогатых, начиная от Илона Маска или Билла Гейтса — то, что англичане называют self-made man. Люди, которые сделали себя сами.

Но в России ситуация особая — богатыми здесь не становятся, а назначаются. Богатство у нас — результат особых отношений с государством. Отсюда и стремление сверхбогатых закрепить себя в этом статусе. Скажем, избраться в региональный парламент, чтобы эти связи сохранялись и развивались.

У нас будущий богатый должен вписаться в систему государственных связей — только тогда ему вести дадут какой-нибудь бизнес под прикрытием. Но это — в самом скромном случае. Могут дать что-то покрупнее — должность руководителя, пусть не высшего звена, в одной из госкорпораций. Где доходы руководителей совершенно не связаны с успешностью деятельности корпорации.

Замечу также, что у нас крупные предприятия только формально частные, а де-факто находятся под контролем власть имущих. Те же крабы на Дальнем Востоке: попробуйте прийти в этот бизнес со стороны — гарантированно ничего не выйдет. Поскольку там все зарегулировано — и под предлогом природоохранного законодательства, и без него.

Отсюда и резкое имущественное расслоение в России. В описанной ситуации традиционного среднего класса попросту не возникает. Человек либо всю жизнь работает на скромных работах по найму, либо попадает в очень узкий круг граждан, которые через государство делают себя состоятельными людьми.

На деле, наши состоятельные люди откусывают куски государственных пряников. Я это называю «властный капитал».

«СП»: — Какое место в этом устройстве относится малому и среднему бизнесу?

— Среднему и малому бизнесу особенно развиваться не дают. Если такой бизнес где-то присутствует, то платит и официальные налоги, и неофициальные — дань чиновникам, контролирующим организациям, силовикам. А если вы платите двойные налоги — какое тут развитие?!

«СП»: — Получается, у расслоения в России нет пределов? Почему это не вызывает недовольства в обществе?

— Прежде всего, в нас стране нет голода. Все что-то едят, никто не умирает — этого в России достаточно, чтобы ситуация не сползла к социальным потрясениям.

Учтите также, что в России огромная теневая экономика. Те же данные Росстата о бедности получены либо из официальных источников, либо из опросов. Но люди при таких опросах называют «белую» зарплату, хотя многие де-факто имеют еще статус самозанятых.

Масса самозанятых не платит никаких налогов: ремонт компьютеров, маникюр, массаж, репетиторство — вот основные сектора теневой занятости. Люди, которые в них работают, не заявляют ни о своих доходах, ни о своей занятости. Они живут как бы вне государства — причем, благодаря дополнительному доходу, на приемлемом для России уровне.

Они не пойдут на улицу с плакатами. Им проще обеспечить себя теневым способом, чем участием в уличных акциях, которые, как правило, ничего не дают, кроме самоудовлетворения. В протестах в РФ, на мой взгляд, реально участвует та небольшая прослойка населения, которая склонна заниматься общественной деятельностью. А основная масса граждан занята совершенно другим — она ищет для себя способ выживания.

— Социальная дифференциация при нынешнем авторитарном режиме нарастает, несмотря на декларации Владимира Путина о борьбе с бледностью, — считает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Причем с начала 2000-х ситуация все хуже и хуже. Видимо, социальное расслоение заложено в самой сути режима бонапартистского типа — когда все государственные институты декоративные, когда сформировалось правление 1000 семей, и когда Кремль является выразителем интересов этих кланов.

Напомню, по оценкам аналитиков, состояние 100 российских олигархов превышает объем всех наличных денег в стране в 2,2 раза, и весь бюджет РФ в 1,5 раза. Всего 100 человек имеют больше денег, чем необходимо на содержание всей российской армии, полиции, учителей, врачей, чиновников, дорог, ЖКХ, космоса.

Со стороны кажется, что даже инстинкт самосохранения у системы не работает, если она в такой ситуации плодит бедность. На деле, система заинтересована в маргинализации и обнищании населения, поскольку это укрепляет режим. Всецело занятый борьбой за выживание человек не занимается борьбой с режимом. Такая борьба — удел сытого среднего класса.

С другой стороны, 1000 сверхбогатых российских семей отстроили государство-корпорацию. Они заменили советский патернализм и лояльность государству-отцу, государству-старшему брату, на зависимость от работодателя, которому смотрят в рот. По сути, произошел социальный регресс — восторжествовали феодальные отношения.

В этой реальности — я называю ее реальностью постмодерна — мы и живем. В ней вроде бы капиталистическое общество, а вроде бы и феодальное. Вроде бы государство подкармливает пенсионеров и прочие зависимые слои, чтобы они не бунтовали, а эти слои напрямую зависят от своих работодателей и глав корпораций.

Это режим, я считаю, а-ля режим «каудильо» Франко.

«СП»: — Как долго будет держаться такая ситуация?

— В начале XX века рабочий класс Петрограда и Москвы — который совершил Октябрьскую революцию — был, по сути, тогдашним средним классом: и по уровню образования, и по уровню доходов. Царский режим создал своего могильщика — пролетариат.

Нынешний режим, объективно, тоже вынужден будет создать своего могильщика — креативный класс, людей интеллектуального и научного труда. Средний класс необходим сверхбогатым хотя бы для извлечения прибыли из естественных монополий. И средний класс как раз с режимом готов бороться.

Замечу также, что большинство жителей мира утратили веру в преимущества капитализма. По данным Edelman Trust Barometer, 56% в мире считают, что вреда от капитализма в нынешнем виде больше, чем пользы, а улучшения своей жизни в ближайшие пять лет в развитых странах ждет лишь треть населения. В России, отмечают Edelman Trust Barometer, на улучшение жизни через пять лет надеются только 34% опрошенных.

Все это, на мой взгляд, говорит об одном: нынешняя система в России может жить, но не может размножаться. Ее существование, я считаю, закончится при первой попытке транзита верховной власти: такие вещи не наследуются и не воспроизводятся.

СвободнаяПресса

ЭКОНОМИКА 37 0 0.0 21-09-2020

Кто решил нажиться на лекарстве от коронавируса

Препараты от коронавирусной инфекции с недоказанной эффективностью и безопасностью появятся в российских аптеках

Кто решил нажиться на лекарстве от коронавируса

Сразу два препарата от коронавируса появляются в российских аптеках — «Коронавир» и «Арепливир». Их амбулаторное применение с международным непатентованным наименованием «Фавипиравир» на днях разрешено Минздравом. Правда, цены на новые лекарства неприятно удивили: позволить себе покупать лекарство, видимо, будет не всем по карману. Напомним, прожиточный минимум в России в среднем сейчас составляет 12 392 рубля.

Так, упаковка «Коронавира» (50 таблеток) будет стоить в аптеках 11 550 рублей, а «Арепливир» (40 таблеток) — от 12 320 рублей.

«Рекомендованная розничная цена — 12 320 рублей», — подтвердил генеральный директор компании «Промомед», производящей «Арепливир», Андрей Младенцев.

По его словам, удешевить лекарство сейчас нет возможности, так как розничная цена должна быть связана с ценой по государственным поставкам. Он также добавил, что мгновенно во всех аптеках препарат не появится, так как необходимо время на его доставку в регионы.

Объявление цены на препарат, который еще никто «вживую не видел», депутат Госдумы и бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко назвал необычным явлением для здравоохранения. По словам врача, есть лекарства от редких заболеваний, которые стоят десятки миллионов, но никогда их презентации не начинались с объявления цены.

«У нас есть и более дорогие лекарства, но чтобы сразу, не давая внятной характеристики препарата, называли цену, это больше похоже на маркетинговые ходы», — считает он.

Врач считает, что интерес представляет любой антиретровирусный препарат, напрямую воздействующий на вирус, ничего сверхособенного в коронавирусной инфекции он не видит.

Доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи Анатолий Альтштейн отметил, что два выпускаемых лекарства имеют разные названия, но являются одним и тем же препаратом.

— Это одно и тоже вещество — фавипиравир. Это вещество применялось против разных инфекций, вызываемых РНК-содержащими вирусами. Сказать, что нашли очень хороший эффект, например, при гриппе — ну что-то такое немножко было. Боюсь, что с ковидом такая же ситуация — что-то немножко есть. Это вещество подавляет репликации вирусов, но, видимо, на организм действие слабое. Японцы, когда провели исследование двойным слепым методом (правда, не на таком большом количестве людей — у них было около 80 человек), препарат не дал никакой эффективности.

У нас его очень быстро синтезировали. Видимо, метод синтеза не такой сложный. Сейчас его выпускают, но эффект этого вещества не сильный, если он даже есть. Может и совсем нет, как нередко бывает с лекарствами, направленными против заболеваний верхних дыхательных путей. Это, как правило, довольно легкие инфекции и разобраться действует или нет лекарство не так просто. Нужны очень тщательные исследования, которые не проводятся. В результате, эти лекарства выпускают в большом количестве, они дают большой коммерческий доход, а сказать, что они помогают, довольно сложно. Это относится и к этим так называемым двум препаратам, который, на самом деле, один.

Кроме того, это вещество обладает очень неблагоприятным действием на эмбрион (эмбриональную стадию человека). Это значит, что женщины первой трети беременности, если будут применять, то это им может сильно навредить. Он эмбриотоксичен для человека.

«СП»: — А с чем связана такая высокая цена?

— Не могу сказать. За таблетку получается где-то 300 рублей. Это высокая цена. Возможно, связана с тем, что метод синтеза дорогой, либо желание нажиться. Если уже принято решение — зарегистрировали, разрешили применять, а вокруг эпидемия, страхи, то за любые деньги его будут покупать. Это даст хороший коммерческий эффект, но боюсь только коммерческий.

«СП»: — У нас некоторые граждане могут ринуться сейчас в аптеку закупаться на всякий случай. Могут ли такие препараты применяться без назначения врача? Возможна ли его безрецептурная продажа?

— Этот препарат должен применяться по назначению врача, должны быть рецепты. Просто так покупать в аптеке, наверное, не будет разрешено. Но коммерческая цель будет достигнута.

Доктор медицинских наук, профессор, специалист по эпидемиологии и профилактической медицине Игорь Гундаров, говоря о выпускаемых препаратах, также отмечает, прежде всего, коммерческий интерес.

— Чем дороже, тем больше ощущение значимости и силы препаратов. Когда речь идет о жизни, то можно найти и 12 тысяч.

А чтобы говорит о том, что он эффективен, надо провести исследования. Таких исследований не было, поэтому это очередная, грубо говоря, туфта.

Чтобы доказать, что он эффективен, нужна взять, допустим, 300 человек: они его принимают, кто-то заболел, кто-то не заболел. Это очень сложные исследования. И на них уйдет до полугода. Однозначно, как профессионал, я могу говорит, что эффективность, как и безопасность, не доказаны.

«СП»: — Почему же разрешили продажу препаратов в аптеках?

— Все, что приносит деньги, все можно.

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский объяснил цену на препарат коротко: «Цена связана с жадностью».

СвободнаяПресса

КОРОНАВИРУС 83 0 0.0 21-09-2020