Буревестник
Что нам впаривают, как лекарство от «короны»

От фуфломицинов — к фуфловирам

Что нам впаривают, как лекарство от «короны»

4 сентября 2020 года Димитер Димитров и другие сотрудники из Center for Antibody Therapeutics Медицинской школы университета Питтсбурга опубликовали в Cell статью, из которой следовало, что они нашли антитело, ab8, которое полностью блокирует проникновение коронавируса в клетку. В их исследованиях, которые начались в феврале, приняло участие полдюжины ведущих университетов США. Гранты на исследования давали полдюжины фондов.

Ab8 — не единственное антитело, на основании которого разрабатываются лекарства от короны. Компания Celltrion сейчас изучает антитело под кодовым названием CT-P59, Eli Lilly — LY-CoV555, Regeneron — REGN-COV2. Все эти исследования стоят десятки и сотни миллионов долларов, находятся на переднем крае науки, ведутся с января, и еще конца-края не видно.

Наша отечественная фармакология, заключающаяся в основном в разработке фуфломицинов, которые затем впаривают государству по безумным ценам, не знает таких трудностей. В России уже есть аж целых три лекарства от коронавируса: «Коронавир», «Авифавир» и «Арепливир», разработанные аж тремя компаниями — «Р-Фарм», «Химрар» и «Промомед». И выпускают эти чудесные препараты прямо на бывших советских заводах!

Первым для розничной продажи зарегистрировали «Арепливир» и выкинули на этой неделе на прилавок по скромной цене — около 12 тыс. рублей за упаковку в 40 таблеток. Товар смели с прилавков.

Отечественная пресса изошла на восторг. «Новый зарегистрированный в России препарат от COVID-19 — арепливир — показал свою эффективность в 90% случаев», — сообщает Газета.Ру. «Государство не тратило средства на разработку и клинические исследования «Арепливира», — восхищается «Лайф».  «Спрос на препарат во всем мире очень высок, и он не может стоить слишком дешево», — добавляют «Известия».

Ну да. Вот прямо в Чикаго и в Северной Каролине все выстроились в очередь за продукцией компании «Промомед», производящей свою прорывную продукцию на заводе в Саранске 1959 года постройки.

Первое. «Арепливир», а также «Коронавир» и «Авифавир» — все это, разумеется, никакая не отечественная разработка. Действующее вещество во всех этих лекарствах одно и то же — фавипиравир.

Это противовирусный препарат, который разрабатывался в США, но никогда там не был зарегистрирован из-за его сильного тератогенного эффекта: он опасен для беременных. Зарегистрировали препарат только в Японии в 2014 году на случай некоего чудовищного гриппа. Срок исключительной лицензии истек в 2019 году, и теперь производить его может кто угодно.

Поэтому когда восхищаются тем, что государство не тратило на разработку ни копейки, надо добавить, что собственно разработка не стоила ни копейки никому.

Это — дженерик.

С таким же успехом можно восхищаться тем, что российское государство не вложило денег в разработку концепции колеса (а ведь может!).

Второе. Если препарат иностранный, то как же иностранцы прошли мимо клондайка? Весь мир ищет, чем лечить ковид, изводят миллионы на какие-то там антитела, а тут на тебе — сразу три российских препарата.

Ответ заключается в том, что, разумеется, эффективность фавипиравира исследовалась так же, как и других препаратов. Китайцы опубликовали первое исследование еще 18 марта 2020 года. Оно показало незначительные преимущества фавипиравира, однако, увы, препарат даже близко не соответствовал стандартам. Это было т.н. open label study: и врач, и пациент знали, что кому дают, а количество испытуемых было аж 35 человек. «Open label — это медаль для фуфломицинов», — смеется американский врач Михаил Мирер.

После этого фавипиравир испытывал для ковида иранский университет с прекрасным названием «Шахид» (Университет Шахид Бехишти, результатов он не опубликовал). Тем временем подоспели результаты японских испытаний, которые не выявили существенных преимуществ, и

О фавипиравире в приличном обществе забыли

В России, разумеется, испытания тоже провели, и даже несколько. Результаты их известный московский кардиолог Ярослав Ашихмин оценивает так: «Одно исследование «Химрар» опубликовал на английском. Оно не показало никакой формальной эффективности, кроме сроков нормализации температуры, и два пациента из 40 человек, которым давали фавипиравир, умерли. При этом в контрольной группе из 20 человек выжили все. Другое исследование «Р-фарм» опубликовал на русском. Там… как бы вам сказать… давайте я скажу, что они сделали это в каком-то странном даже для России журнале, который я лично впервые вижу».

В России фармацевтические компании и потакающее им государство давно наладили выпуск фуфломицинов. При этом легко заметить, что фуфломицины в России не выпускают от рака, гепатита С или туберкулеза. Их выпускают от простуд и гриппов, т.е. от болезней, которые носят массовый характер и от которых абсолютное большинство людей выздоравливает самостоятельно. Для того чтобы впаривать фуфломицин, нужна статистически значимая группа людей, которая его примет и скажет: «Ой, а я назавтра поправился».

Несложно заметить, что коронавирус полностью относится к такого рода болезням, и более того, значительная часть больных переносит его бессимптомно. Именно это была та ловушка, в которую попался гидроксихлорохин.

В апреле и марте казалось, что французский доктор Дидье Рауль действительно достигает выдающихся результатов в лечении: д-р Рауль агрессивно тестировал пациентов, давал им с самого начала гидроксихлорохин и утверждал, что если гидроксихлорохин принять в начале болезни, то процент выздоровевших резко растет. Увы, главная причина хороших результатов Рауля была не в том, что он рано давал гидроксихлорохин, а в том, что он выявлял болезнь, которая иначе вообще бы осталась невыявленной и прошла бы сама по себе.

Словом, пока на глупом Западе Большая Фарма вкладывала миллиарды в лекарства,

В России умные люди поняли, что коронавирус и плацебо просто созданы друг для друга

И наша промышленность в массовом порядке перешла от фуфломицинов к фуфловирам.

Про фавипиравир нам сейчас говорят в точности то же, что и про гидроксихлорохин. Препарат «показал свою эффективность в 90% случаев», — радуется Газета.Ру. Извините, но 90% случаев (и даже больше) короны проходит и так. «Лекарство поможет пациентам с легкой и средней формой течения заболевания». Извините, но легкая и средняя форма пройдет и без фавипиравира.

Самое мягкое, что тут можно сказать — что фавипиравир (как и гидроксихлорохин, может быть, немножечко помогает и особого зла не делает (кроме как беременным). Но статистически весомых и доброкачественных доказательств тому пока нет.

Третье, и самое важное. Как вы думаете,

как это получилось, что аж три российских компании так быстро обучились шлепать фавипиравир, да еще на заводе 1959 года постройки, и является ли цена в 12 тыс. руб. за 40 таблеток адекватной

для лекарства, научная разработка которого не стоила ни копейки?

Очень просто. Если вы заглянете в описание фавипиравира, то вы увидите, что это модицифированный пиразин.

А пиразинамид — это древнее (1936 г.) лекарство, которым сейчас лечат бедняков от туберкулеза. Богатые лечатся чем-то поприличнее.

«Молекула простая и очень знакомая химикам и производителям, — пишет в своем фейсбуке политолог Глеб Кузнецов (врач и биохимик по образованию). — Сложностей в ее производстве нет. Если совсем грубо, то это добрый (ок, не очень добрый) старый противотуберкулезный пиразинамид (150 рублей за 100 таблеток по 500 мг) с добавлением атома фтора на 6-ю позицию в пиразиновом ароматическом кольце». Собственно, эта простота и позволяет неограниченно производить препарат на советских заводах по производству старых советских грошовых препаратов вроде пиразинамида или фторхинолонов первых поколений (типа ципрофлоксацина за 50 руб. за 10 таблеток).

Пиразинамид еще недавно стоил в московских аптеках аж по 179 руб. пачка, а теперь пропал. В разговоре со мной Кузнецов предположил, что это неслучайно.

Очень может быть, что древний пиразинамид по 179 руб. (точнее, субстанция, из которой его делают) и пошел на новейшее средство против ковида по 12 тыс. Кстати, еще один близкий родственник чудодейственного фавинапиравира — пищевая добавка ацетилпиразин, которую можно купить на Alibaba по 30 долларов за кг.

Все эти чудодейственные средства прекрасно описаны у О’Генри в «Королях и капусте». Там тоже герои специализировались на продаже патентованных микстур от тогдашнего ковида. Разница заключается в том, что с тех пор в США появилась FDA, и деятельность героев О’Генри переместилась исключительно в область производства пищевых добавок, витаминов и прочего. Это, конечно, тоже миллиардный рынок, но любой, кто попытается всучить покупателю prescription drug без нормальных клинических испытаний, — просто сядет в США за мошенничество.

Наше отечественное российское FDA выполняет другую функцию. Он санкционирует фуфломицины, рекомендует их и закупает за бюджетный счет.

«Это все рассчитано на быдло, — говорит американский врач Михаил Мирер, — они к людям относятся, как к скоту». «Катастрофическая алчность», — говорит Ярослав Ашихмин.

Ему вторит в своем блоге Глеб Кузнецов: «Цена в 12 тыщ в рознице и 15 с гаком примерно в госзакупке за 40 таблеток — это абсолютно беспримерный случай неадекватной, неземных масштабов алчности и стремления переложить деньги в карманы людей, которые даже не удосуживаются привести для той самой алчности хоть какие-то основания. Фармотрасль — не институт благородных девиц, конечно, но это уже дальше некуда. Тот случай, когда боссов наркомафии надо приглашать этический комитет возглавлять».

Фармацевтика – отрасль далеко не без греха, которая чаще всего наглым образом обманывает широкую общественность. То есть получается, что лекарство за 12 000 рублей имеет более дешёвый аналог? Точнее, наоборот: дорогой аналог – это «Арепливир».

В общем, пока эти дураки там, на Западе, вваливают миллиарды в то, чем лечить, наши взяли советского времени препарат, переделали на советском заводе, поставили цену в 12 тыс. руб., и еще бюджет у них это будет покупать. От фуфломицинов к фуфловирам. Так как-то.

Новая Газета

КОРОНАВИРУС 137 0 0.0 23-09-2020

Школа в 2020 году концлагерь

Из-за коронавирусных ограничений и нововведений многие родители и учителя оказались на грани нервного срыва.

Школа в 2020 году это концлагерь

Вопреки курсирующим в народе слухам, школы на тотальную удаленку так и не перевели. Однако той школы, к которой все привыкли, в нашей стране больше нет. И вдруг выяснилось, что это грустно.

В российском обществе принято критиковать отечественную систему образования и не ценить то хорошее, что она давала. Все так увлеклись мечтами о бесконечных реформах и смелых экспериментах, сравнениями всяких районных ГБОУ и СОШ унылой провинциальной России с закрытыми элитными учреждениями Лондона, что напрочь забыли о смысле и предназначении массовой общеобразовательной школы.

А ведь по сути это — относительно недорогая для государства возможность дать средний, базовый уровень знаний всем, причем в довольно удобном формате. Плюс возможность с пользой занять ребенка в первой половине дня и обеспечить досугом по интересам и потребностям — во второй, пока родители работают.

Да, можно долго спорить о том, каким должен быть «средний уровень», можно морщиться от неоригинальности дополнительных программ, кривиться от РДШ и ГТО. Однако нельзя не понимать, что общеобразовательная школа — это все-таки возможность, но отнюдь не гарантия. Тот, кто захочет, эту возможность использует по максимуму (пишу не как педагог, а как мама троих детей, которые учатся в обычной школе около дома).

Кто понимает особенность массового чего бы то ни было, тот ценит школу уже за непрерывность и предсказуемость образовательного процесса, за элективы для подготовки к ЕГЭ по выбору, за то, что хотя бы парочка интересных кружков да найдется из предложенных двадцати.

Так было раньше. А теперь все полетело к чертям.

Непрерывность и предсказуемость? Никто больше не знает, что будет завтра. Требования Роспотребнадзора в школах толкуют по-разному. В одних решили закрывать классы на карантин, если коронавирус выявят хотя бы у одного ребенка, в других — если заболеет более 20% коллектива, а чем заболеют, не важно, хоть невинным ОРВИ.

Школы работают, точно в аварийном режиме. К концу сентября мало где сформировано постоянное расписание, во многих учреждениях никто не заменяет болеющих учителей — их коллеги то термометрию проводят и потом отчеты заполняют, то в столовых дежурят, чтобы не дай бог никто не проскочил не в свое время, то на каких-нибудь новых курсах (что-то про безопасность и здоровьесбережение). При этом больничные у педагогов растягиваются чуть ли не на месяцы — врачи тоже перестраховываются.

Элективы и внеурочные занятия во многих школах отменили. Да их сейчас и негде проводить. Раньше пятиклашки отправлялись после шестого урока домой — в освободившийся кабинет приходили девятиклассники к олимпиадам готовиться или двойки исправлять. Или вся седьмая параллель перемещалась в спортзал на физкультуру, а освободившиеся парты занимали восьмиклассники. Теперь кабинеты закреплены за конкретными классами, в спортзале может заниматься только один коллектив. В итоге — острая нехватка помещений. Старшеклассникам из-за этого устраивают дистанционные дни. Моя старшая шутит: «Понедельник у нас — дополнительный выходной». Ну, она ответственная, занимается (больше тем, что нужно ей: английским, литературой). А другие? Уроков в Zoom для них не проводят — учителям некогда.

Дополнительное образование? Его, в принципе, больше нет. Похоронили, поминки справили — и забыли. Потому что какой смысл в двадцати кружках, если отсутствует возможность выбирать? Коллективы, видите ли, нельзя смешивать. И вот весь 5 «Б» записали на рисование, а весь 7 «А» — в хор. И в ДЮЦах, кажется, такая же петрушка: группы очень желательно хотя бы на бумаге закрепить за конкретными школами. По факту — как хотите, но если вдруг конкурс или соревнования, то надо быть просто виртуозом, чтобы пройти все коронавирусно-бюрократические ограничения и сборная команда где-нибудь выступила.

В началке тоже беда. По сути, больше нет продленки. Если раньше после уроков от каждого класса оставались человек десять, объединялись в одну-две большие группы и до шести-семи вечера находились под присмотром (в определенные часы разбредаясь по кружкам), то теперь таких групп должно быть столько же, сколько классов. А новых ставок для воспитателей, как вы понимаете, не появилось. Администрации как-то выкручиваются, делят ставки между учителями. Где-то продленку удается сохранить хотя бы до трех часов, где-то вводятся платные группы. А родители как работали минимум до шести, так и работают, и денег у них больше не стало.

Приходится как-то изворачиваться. Некоторые кооперируются: сегодня одна мать-гусыня ведет из школы выводок детей, завтра ее заменит следующая. То, что несколько человек из разных классов приведут в однокомнатную квартиру, где они дружно сядут делать домашку за кухонным столом, сталкиваясь лбами, уже никого не волнует. Как и то, что утром дети все вместе носятся по школьному двору или стадиону, чтобы скоротать время перед «организованным проходом». А то и вовсе забиваются толпой под крохотный козырек, прячась от дождя и ветра.

«Организованный проход» — это отдельное испытание. Мой сын должен заходить в школу в 8:29, младшая дочь — в 8:37, старшая — в 8:56. Каждой параллели дается четыре минуты на то, чтобы пройти через узкий проем, измерить температуру, раздеться, переобуться и покинуть холл! Но нам еще повезло — у нас хотя бы нет второй смены. В других школах «организованный проход» растягивается на три часа. А ведь многие семьи живут довольно далеко: одного ребенка привези к восьми, другого — к девяти, третьего — к одиннадцати…

Медицинский контроль — дополнительный круг ада. Где-то его пытаются обойти: есть школы, в которых у всех детей с утра стабильно низкая температура — например, 34,3. А в других действуют настолько строгие правила, что позавидуют в чумных лабораториях. Я вот первую учебную неделю потратила на обновление детям всех справок. У младшей — склонность к аллергическому риниту, у сына — моторно-вокальные тики. Сын не кашляет уже почти два года, но может случиться всякое, особенно если переволновался.

А не волноваться в новых условиях трудно и детям, и родителям, и учителям. Все проживают новую школьную действительность с чудовищными психологическими перегрузками. Чем это обернется — невозможно предугадать.

В школах теперь только по струнке ходить можно. Дальше будет только хуже! Спецпроект "Ковид", это подготовка населения к жизни по правилам концлагерей.

Марина Ярдаева

РОСБАЛТ

P/S

Власти Петербурга потребовали от учителей следить за школьниками в соцсетях и выявлять среди них «экстремистов»

Чиновники разослали в школы Петербурга так называемый «Алгоритм», по которому учителя должны будут выявлять «экстремистов» среди учеников. Об этом пишет «МБХ медиа». Подлинность соответствующего документа с подписью зампредседателя Комитета по образованию правительства города Андрея Борщевского подтвердили изданию в пресс-службе комитета.

Классным руководителям и социальным педагогам советуют обращать внимание на поведение детей, которое может вызвать опасения.

Отмечается, что «Алгоритм» был разработан комитетом вместе со специалистами из МВД и Центра «Э». По этому документу в обязанность учителей войдет мониторинг соцсетей школьников, говорится в документе. Учителя будут выслеживать, не разместил ли тот или иной ребенок у себя на странице информацию, по которой можно судить о его причастности к «неформальным течениям экстремистского толка».

Также в документе учителей попросили обратить особое внимание на призывы к изменению конституционного строя и нарушению территориальной целостности государства, призывы к терактам и избиениям лиц определенных национальностей или вероисповеданий, оправдание нацизма и терроризма, предложения называть в честь Адольфа Гитлера улицы и города, распространение ложных сведений о деятельности СССР по время Второй мировой войны.

Если учитель найдет что-то подобное на странице своего ученика, он обязан будет сделать скриншот и составить служебную записку на имя директора школа, который в свою очередь должен будет обратиться в полицию или центр «Э».

Школа в 2020 году это концлагерь

ПОЛИТИКА 86 0 0.0 23-09-2020