Буревестник
Погромы в Америке

Погромы в АмерикеКремлевская пропаганда по-советски смакует беспорядки в США. И ими же оправдывает наш домашний охранительный произвол.

 Горящие машины, цепи атакующих силовиков, борцы за правое дело с закрытыми лицами и чем-то огнестрельным в руках — все это воспроизводится российскими провластными медиа-ресурсами с тем же упоением, с каким их советские предшественники знакомили наших людей с американскими ужасами прошлого века.

Разница — в нюансах. Сегодня в казенных репортажах из США чуть больше показного объективизма, за которым, однако, просматривается своеобразный юмор: «В центре Атланты возмущенные безнаказанностью полицейских граждане устроили погром в штаб-квартире CNN. Они разбили стеклянные стены офиса и разрисовали логотип телекомпании оскорбительными лозунгами».

Лишь хорошо осведомленная часть нашей публики уловит ехидный подтекст. Коллектив этого телеканала, павшего жертвой «возмущенных граждан», с давних пор на ножах с путинским другом Трампом. И именно сейчас, после попытки увязать беспорядки с какими-то российскими подстрекательствами, Трамп обозвал CNN лузерами, изготовителями фейков и китайскими наемниками.

Не будучи особым поклонником американского президента, скажу, что тоже сомневаюсь в способности отечественных пропагандистов дистанционно организовать погромы такого масштаба. Как и в другом расхожем объяснении беспорядков штатовскими антитрампистами — что корень всех бед в институциональном расизме белых. Для сокрушения которого достаточно якобы избрать кандидата-демократа на осенних президентских выборах.

 Не знаю, таким ли уж всепроникающим является в сегодняшней Америке господство белого протестантского меньшинства. Но если это господство за восемь лет правления не сумел сломить сам Барак Обама, то вряд ли такая задача по плечу бывшему его вице-президенту, пожилому и не очень толковому Джо Байдену. Хотя его шансы сменить Трампа и считают неплохими.

Впрочем, все это трудности далекой заморской державы.

Поскольку для СССР Америка сорок лет была главным геополитическим и идейным врагом, изображение тамошних ужасов с обязательным включением рассказов о полицейских жестокостях было у нас когда-то ежедневным пропагандистским блюдом. И сейчас вдруг снова им стало, будто и не прошло стольких десятков лет.

При одной важной особенности. Среднему советскому человеку даже в голову не приходило сопоставлять американскую полицейщину со своей домашней. То, что «у них» винтят каких-нибудь громил, пытавшихся прорваться к Белому лому, — это возмутительно. А то, что «у нас» отправляют в колонию интеллигента, вышедшего на Красную площадь с плакатом, — понятно само собой. Не сравнивать же. «Они» и «мы» были двумя абсолютно разными мирами, которые в советских умах не пересекались.

Теперь пересекаются. Близкие к начальству телеболтуны и Telegram-агитаторы сегодня не только негодуют и злорадствуют, но и самодовольно наставляют сограждан. Вы, мол, обижались на то, что вас летом всего лишь били на улицах, а потом отправляли под аресты, — так поглядите, как в вашей любимой Америке по недовольным шпарят резиновыми пулями.

 И не говорите, что вы протестовали мирно, а они — нет. Кто сегодня бросит в росгвардейца стаканчик, завтра обязательно пойдет кидать гранаты и грабить лавки. Именно так объяснял репрессии наш вождь — и сейчас, просматривая американскую хронику, размышляет, вероятно, о том, насколько же он был прав.

Советское начальство для оправдания своих репрессий совершенно не нуждалось в ссылках на западный охранительный опыт. Наше — нуждается. Еще недавно пугали последствиями действий французских «желтых жилетов». Теперь, и с гораздо большей страстью, рассуждают о кошмаре американских погромов.

Неужели вы хотите, чтобы было как в Америке? Если нет, то не удивляйтесь, что пресекается любое ваше телодвижение. Не жалуйтесь на аресты журналистов за одиночные пикеты. Да, раньше такое позволяли, а теперь не будем. Америка на многое открыла нам глаза!

Но при всем своем накале, охранительный экстаз закамуфлирован этакой официальной отстраненностью.

«У нас своя повестка дня и, слава богу, того, что происходит в Америке, у нас не происходит. Превышение полномочий полицейскими — это тема, которая строго регулируется действующими законами и служебными инструкциями. Я не могу согласиться, что эта тема сейчас настолько остра в нашей стране. Никаких параллелей мы здесь не видим».

Так говорит пресс-секретарь Песков. И говорит не зря. Ведь как раз на этой неделе в Екатеринбурге сотрудники СОБР ловили человека, подозреваемого в краже обоев, и убили его якобы при попытке сопротивления.

 Сходство с историей гибели Джорджа Флойда предельно близкое. Но не подлежащее обсуждению. И спикер Кремля охотно объясняет, почему: «Мы не знаем с вами доподлинно, что там произошло, и, не зная, каким-то образом это обсуждать или комментировать было бы неверно».

Это те самые слова, которые ни в коем случае не может сказать о деле Флойда ни один заметный американский политик. Иначе его карьере конец.

Тамошние верхи грызутся между собой, пытаются поставить кризис себе на службу, но замять его никак не могут. Наши верхи воображают, будто смогут замять что угодно, а в чужих кризисах ищут лишь все новые подтверждения своим навязчивым страхам и репрессивным наклонностям.

Сергей Шелин

РОСБАЛТ

СОБЫТИЯ И ЛЮДИ 84 0 0.0 03-06-2020
Как отказать Путину при голосовании

Отказать Путину в поправкахРоссияне, которые выступают против «обнуляющих» сроки Путина поправок — в раздумьях о том, как поступить менее бессмысленно.

 Голосование по поправкам к Конституции состоится 1 июля. У тех, кто хочет сказать «Да», выбор очень прост: надо сходить или «и без меня разберутся». А вот несогласным гораздо сложнее решить, как хотя бы попытаться сказать «Нет»: пассивно или агрессивно.Как

Леонид Волков, оппозиционный политик:

«Это голосование — обман. Совершенно не имеет никакого значения, что делать, потому что вся эта процедура не имеет никакого отношения к закону и неконтролируема. Результаты, цифры уже нарисованы, поправки вступили в силу, и власти не скрывают, что они уже действуют. Самого этого голосования не существует. Нам кажется, что оно существует, но на самом деле это не так. Это просто масштабный фейк. Мы, как политическая сила, это голосование не признаем и призываем всех так же к нему относиться».

Евгений Ройзман, экс-мэр Екатеринбурга:

«История с принятием поправок в Конституцию закончилась несколько месяцев назад. Эти поправки приняты. Точка. Что сейчас предлагает власть? Она предлагает совершить некое действо, которое легитимизирует принятие этих поправок. Эта история не то, что незаконная — она антизаконная. В этом участвовать нельзя. Вот моя позиция.

Все, что сейчас происходит — это „вслед уходящему поезду“. Все уже произошло. Как ни странно, как ни досадно, но такое наглое, противозаконное, неюридическое изменение Конституции не вызвало какого-то возмущения и эмоций у жителей страны. То есть Конституция — это не то, что выйдут защищать с огнем в глазах».

Лучшая поправка Путина отставка

Артем Лоскутов, художник:

«Я, честно говоря, еще не решил — идти голосовать против или не ходить, и что из этого будет более осмысленным действием. И я пока не понял, какое действие является менее бессмысленным, а какое — более бессмысленным. И есть ли резон вставать и идти на избирательный участок или голосовать по почте. Мне не нравятся эти поправки, все происходящее мне кажется фарсом, и я сожалею, что это происходит в моей стране. Но у меня вроде как есть право, мне предлагается это право властями — поддержать эти поправки или выступить против них. Однако я не уверен просто, что голосование „против“ в таком голосовании, которое будет происходить, будет вообще учтено. Поэтому, соответственно, я не понимаю, имеет ли смысл ходить голосовать „против“ или лучше просто проигнорировать всю эту ситуацию, так же, как приходится игнорировать все остальное».

 Олег Козырев, писатель, блогер:

«Я не планирую идти голосовать, потому что мне не нравится, как организована процедура, как спешно вносятся эти поправки. Я не понимаю, почему они не вынесены на референдум и почему нет голосования за каждую отдельную поправку, как и должно быть по закону, по сути законов. Поэтому мне все это не нравится, я этого скрывать не собираюсь, и я не буду принимать участие в этой непонятной процедуре».

Илья Яшин, политик, деятель местного самоуправления:

«Я не думаю, что 1 июля будет какое-то голосование. Вернее, та процедура, которая запланирована, мне кажется, к голосованию никакого отношения не имеет. Я об этом уже неоднократно своим сторонникам говорил и не то, чтобы призывал — это дело личное, — но сам я в этом точно участвовать не буду. Очевидно, что все юридические решения приняты, помогать Путину легитимизировать это позорище я не хочу.

 Проблема в том, что эта процедура даже законом никаким не регулируется. Нет ни одного закона, в котором упоминался бы термин „плебисцит“. Если бы речь шла о референдуме с неизбежными правовыми последствиями, который регулировался бы законодательством, проходил в соответствии с действующей Конституцией — это другой разговор. А то, что нам предлагают, это карикатура на референдум. С правовой точки зрения эта процедура ничтожна. Поэтому, нет, я в этом участвовать не буду».

Лев Шлосберг, член политкомитета «Яблока»:

«Я пойду 1 июля на голосование. Я проголосую против пожизненного правления Путина. На голосование вынесены в „черном мешке“ 206 поправок. Никакие из них не имеют значения, кроме одной: возможности правления Путина до 2036 года. Я с этим не согласен, я считаю это издевательством над людьми, издевательством над страной, я считаю это антиконституционным и антигосударственным действием. По сути, это уничтожение основ конституционного строя России.

 Голосование будет организовано чудовищно. Это будет самое отвратительное, самое фальсифицированное и самое наглое голосование в истории РФ. Я это полностью понимаю. Но несмотря на все это, когда друзья, знакомые, родные, те, кто будут жить после нас, спросят, что ты делал 1 июля 2020 года, я хочу ответить: я был на голосовании и голосовал против пожизненного правления Путина, сделал все то, что в моих силах. Я считаю неправильным уклоняться от этого голосования. Я понимаю, что членам УИК и ТИК будет предложено фактически участие в колоссальном уголовном преступлении, какого еще не было в избирательной системе России. И чем меньше людей придет на участки для голосования, тем легче будет это преступление совершать и тем больше людей, нарушивших закон, будет в составе избирательных комиссий. На мой взгляд, у российского общества сейчас есть только один выход — это подтвердить, что оно существует, своим участием в голосовании подтвердить, что оно не согласно с „Путиным навсегда“. И сделать это можно только путем голосования сейчас.

По итогам этого голосования определится путь развития нашей страны на очень многие годы вперед. Несопротивление Путину может иметь тяжелейшие и политические, и моральные последствия. Результатом несопротивления этому продлению полномочий Путина может быть полная отмена выборов в России. Если выяснится, что никто не возражает против пожизненного правления Путина, то тогда выборы больше не нужны вообще. То есть мы можем прийти к ситуации, когда институт выборов в РФ по итогам того безобразия, которое запланировано властями на 1 июля, будет просто уничтожен. С этим также соглашаться нельзя, потому что если ситуация дойдет до абсолютной крайности и не будет никакой возможности легально сменить власть на выборах, то это прямой путь к революции — к смерти, крови, мучениям и страданиям. Это возвращение в начало ХХ века. Этого допустить нельзя ни в коем случае, поэтому надо идти голосовать против Путина».

Самый страшный вирус это Путин

Дмитрий Ремизов

РОСБАЛТ

ПОЛИТИКА 112 0 0.0 03-06-2020