Буревестник
Путину брошен вызов

Путину брошен вызов

Решение КПРФ бороться против поправок к Конституции вызвано тем, что новое поколение в этой партии потребовало от ее вождей реального драйва.

Компартия Российской Федерации, которая долгое время занимала нишу «оппозиции его величества», критикуя правительство и практически во всем поддерживая президента, неожиданно призвала голосовать против принятия поправок к Конституции.

В заявлении Президиума ЦК КПРФ от 4 июня 2020 сказано, что новый вариант Основного закона «лишь усиливает президентский диктат и закрепляет олигархическое господство, ведущее страну к катастрофе».

Владимир Путин почти сразу же ответил КПРФ, напомнив ее идейное и организационное происхождение от КПСС, «руководящая и направляющая роль» которой была прописана в конституции СССР 1977 года. Сегодня же у нас многопартийность, подчеркнул он. Этот полемический прием напомнил эпоху 1990-х годов. В те времена президент Борис Ельцин в случае возникновения малейших противоречий с коммунистами тоже сразу же попрекал их грехами советского прошлого.

В истории известны случаи, когда лоялистская оппозиция вдруг начинала превращаться в оппозицию настоящую. Нечто подобное под напором смены общественных настроений происходило в начале Великой Французской революции в конце XVIII века, а также во время Февральской революции 1917 года в России.

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свои предположения о том, чем вызвано неожиданное ужесточение позиции КПРФ. Говорит ли это о серьезных подвижках в этой партии или же лишь о том, что одна часть правящей элиты по каким-то причинам не смогла договориться с другой?

Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы»:

«У КПРФ, несмотря на полемику ее лидера Геннадия Зюганова с Владимиром Путиным по вопросу голосования о поправках, все остается на уровне риторики. Компартия выступает против поправок, но реальную кампанию „против“ они не форсируют. Дальше деклараций коммунисты не зашли. Например, „Левый фронт“, организационные возможности которого ниже, чем у Компартии, активно расклеивает по Москве листовки, призывая к бойкоту голосования, а листовок КПРФ с обозначением их позиции я не видел. Компартия в этом вопросе на газ не давит.

 Думаю, что Зюганов по-прежнему открыт к договоренностям с властью. Например, недавно он обмолвился, что встречи с президентом у него сегодня стали реже, чем раньше. Что ждет КПРФ на парламентских выборах в 2021 году? Совершенно очевидно, что власть создает свои „левые проекты“, спойлерские партии, вроде „Коммунистов России“, „За правду“, „КПСС“ и так далее.

На самом деле мы видим, что посткрымский партийный консенсус рассыпался. Коммунисты сейчас безусловно недовольны тем давлением, которое на них оказывается, а также тем, что на следующих, и региональных, и думских выборах из них собираются лепить образ врага, пугать избирателя „красной угрозой“.

В администрации президента в отношении КПРФ есть мнение, что это „спящий институт“, который в может проснуться, поменять свое руководство и в какой-то момент от борьбы за мандаты перейти к борьбе за власть. То есть, что из партнера власти Компартия может превратиться в ее реального оппонента.

Уходить в забвение коммунисты не хотят, но при этом партия все-таки ведет себя осторожно. КПРФ еще не подошла к такой ситуации, когда из лоялистской организации она под давлением масс и обстоятельств вдруг начала бы превращаться в реальную оппозицию. Но она может к этому подойти. Процесс идет. Связан он, в том числе, и с расширением рядов КПРФ, которое не может не отражаться на настроениях ее руководителей.

Кроме того, поменялся избиратель КПРФ. Сегодня это уже отнюдь не только бабушки и дедушки, туда вступает довольно много молодежи. Бунта, конечно, еще не произошло и Компартия в отрыв не ушла. Пока то, что было заявлено по поводу поправок к Конституции — это переговорная позиция. Бороться с Путиным коммунисты не готовы. По большому счету, они просто не договорились с властью. Какая-то ее часть демонизирует КПРФ и выталкивает коммунистов из партийного консенсуса».

Александр Кынев, политолог:

«Любой лоялизм имеет границы. Бесконечно выражая его, можно потерять голоса избирателей, а до федеральной избирательной кампании остается год (если, конечно, выборы в Госдуму не пройдут досрочно). Плюс в сентябре выборы в региональные парламенты и местные советы. Кроме того, в КПРФ существует такой фактор, как очень сильное давление снизу. То есть, у ее руководства, возможно, более соглашательский настрой, но все последние годы шло активное обновление партии снизу, в том числе, и по естественным причинам — старая номенклатура выбывает по возрасту. Поэтому обновление партии на местах проходит очень активно.

 На сегодняшний день львиную долю региональных организаций составляют молодые люди 30-40 лет. В отличие от старого партийного руководства, это новое поколение гораздо более амбициозно и радикально. Это очевидно, потому что те, кто более прагматичны, идут с партией власти. Это не означает, что они идеологические левые, идейные коммунисты. Они идут с Компартией, потому что у нее есть льготы с регистрацией, но все-таки они вступают в КПРФ, а не в „Единую Россию“. Это люди, которые довольно критично настроены к губернаторам, правительству и президенту. У них есть желание бороться, амбиции и драйв, которых у федерального руководства партии нет.

Естественно, это давление снизу в КПРФ довольно существенно, потому что без этих людей партия вообще не в состоянии проводить никаких выборов. Сегодня они основа ее региональных штабов. Руководство КПРФ вынуждено оглядываться и ориентироваться на них.

Еще один существенный момент радикализации позиции КПРФ состоит в том, что власть ведет себя со своими партнерами — той же системной оппозицией — достаточно бесцеремонно. Она не оставляет им никакого выхода кроме радикализации, потому что она их, по сути дела, кидает. Примерно с 2012 по 2017 год существовало фактически разделение, когда от системной оппозиции власть „откупалась“ избирательными округами и должностями губернаторов в обмен на минимизацию публичной критики и договорные избирательные кампании. Особенно это было заметно после 2014 года, когда три года подряд шли сплошные „договорняки“ „Единой России“ с партиями системной оппозиции, включая и КПРФ. Это сопровождалось выдвижением заведомо слабых кандидатов или отзывом сильных. Например, Компартия в 2017 году вообще не выдвигала своих кандидатов на губернаторских выборах в Омской области, Красноярском и Алтайском краях, где у них всегда были сильные позиции.

Однако рейтинги власти все равно падают. Но это не достижение КПРФ, а „заслуга“ самой власти. Это накопление ошибок, усталости людей и в этой ситуации, даже имея слабую оппозицию, все равно невозможно удержать общественную ситуацию неизменной.

Первый звонок прозвучал в 2018 году после пенсионной реформы, когда люди голосовали даже за очевидно слабых кандидатов — достаточно вспомнить выборы в Приморье, Хакассии и Владимирской области. В 2019 году эта тенденция продолжилась, а в 2020 все это резко усилится, потому что история с тяжелейшим кризисом, который начался из-за карантина, очень показательна. Это история про эгоизм власти, про ее нежелание никому помогать. Степень разочарования населения и его радикализации сейчас очень существенны.

Рейтинги власти падают, но виноватыми в этом назначают системную оппозицию. Свое поражение на выборах представители власти начинают объяснять тем, что оппозиция не выполняет своих договоренностей. Иначе говоря, это попытка „перевести стрелки“ на несчастных сателлитов, которые виноваты только в том, что они существуют. Власть ведет себя не по-джентльменски, нарушает все договоренности, которые были до этого заключены. Что в этой ситуации остается делать коммунистам? Власть сама не оставляет им выхода.

Вообще, история эволюции авторитарных режимов это, в первую очередь, история эволюции элит и внутриэлитных расколов».

Алексей Макаркин, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий»:

«КПРФ — партия очень осторожная и компромиссная, в то же время у нее есть актив и электорат. Здесь и возникла проблема — эти актив и электорат хотят большего радикализма. Это понятно — идет рост протестных настроений в обществе, он распространяется и на коммунистов. Но к руководству КПРФ есть претензии в связи с его позицией. После того, как коммунисты в 2018 году выиграли выборы в Хакассии, они проявляют достаточно большую электоральную осторожность, потому что такие победы в современной российской политической ситуации рассматриваются как риск. С одной стороны, вроде успех, а с другой — страшно испортить отношения с властью.

В партии не понимают, как использовать этот успех. Выиграть на региональном уровне они могут, но ничего изменить не в состоянии, при том что возникают проблемы с федеральным центром. Партия оказывается между властью и избирателями, а потому на региональные выборы она идет без фанатизма.

Когда кандидатов от КПРФ снимают с выборов они не проявляют особенного желания идти ва-банк и поднимать народ. Между тем, актив партии идеологический и не понимает почему этого происходит, он хочет драйва.

Плюс лидер КПРФ Геннадий Зюганов обижен на власть, потому что надеялся, что губернатором Иркутской области останется член партии и один из ее руководителей Сергей Левченко, но его с этой должности сняли.

Тем не менее, КПРФ сейчас радикализируется с такой оглядкой, что представить ее ведущей к революции или, по крайней мере, в сторону реальной оппозиции, думаю, невозможно».

Александр Желенин

РОСБАЛТ

ПОЛИТИКА 95 0 0.0 17-06-2020
Граждане в России теряют работу и экономят на еде

Граждане в России теряют работу и экономят на еде

Граждане в России из-за кризиса в связи с COVID-19 экономят на еде и повседневных товарах. А средний класс превратился в «новых нищих».

Доля низкого ценового сегмента в продажах выросла со среднегодового значения 16,9% до 17,7% в мае, следует из данных Nielsen — крупнейшей фирмы, проводящей маркетинговые измерения в индустрии товаров повседневного спроса.

Тенденция коснулась мяса, фруктовых соков, воды, чая, макаронных изделий и других позиций, указывают аналитики.

Так, если в среднем на низкий ценовой сегмент приходилось 18,7% годовых продаж макаронных изделий, то за 27 апреля — 24 мая показатель достиг 22,8%. В категории майонеза доля низкого ценового сегмента за тот же период выросла с 7,3% до 9,5%, в продажах шоколадных конфет на развес — с 14% до 15,7%.

Напротив, доля премиума в категории макаронных изделий сократилась с 37,1% до 33,7%, в шоколадных конфетах — с 30,8% до 28,7%.

По оценкам аналитиков, 30% покупателей в России стали чаще, чем до пандемии, искать в магазинах товары со скидками.

В Nielsen отмечают, что 24% опрошенных потребителей в России говорят о влиянии пандемии COVID-19 на доходы. Вывод прост — это будет сказываться на динамике продаж продуктов питания и товаров повседневного спроса в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Эксперты называют экономию на еде закономерным результатом сокращения доходов граждан из-за карантинных ограничений и сжатия экономики. 15 июня глава Минтруда Антон Котяков во время совещания у президента Владимира Путина сообщил, что число официально зарегистрированных безработных в России превысило 2,4 млн. человек. Только за первую и вторую недели июня показатель вырос на 16% - и это еще хороший результат.

С середины апреля до конца мая биржи труда регистрировали в неделю по 220−250 тысяч безработных, тогда как в первой половине июня — по 150 тысяч в неделю, рассказал Котяков. «Мы видим, что у нас рост численности официально зарегистрированных безработных замедлился», — отметил министр.

По предварительным данным Росстата, фактическое число безработных в России на 1 июня превышало 4,5 млн. человек, напомнил Котяков. За два последних месяца число безработных выросло на 1,05 млн. При этом тех, кто сохранил рабочее место, но утратил часть заработка, больше в разы.

По оценке института «Центр развития» НИУ ВШЭ, падение реальных доходов россиян во втором квартале 2020 года может достичь впечатляющих 18%. По итогам года реальные доходы населения могут сократиться на 8% в базовом сценарии и на 12% в пессимистичном отмечается в документе.

Эксперты ВШЭ также ожидают, что во втором квартале 2020 года 12,5% россиян потеряют работу. Еще 12,5% будут получать половину от прежнего заработка. При этом отмечается, что статистические данные и результаты опросов не демонстрируют улучшения ситуации с занятостью, доходами и зарплатами. Скорее — наоборот, ситуация ухудшается.

Что стоит за пристрастием россиян к дешевой еде, куда заведет Россию обнищание населения?

— В России, ввиду карантина, сначала делалось все, чтобы загнать людей в квартиры, да так, чтобы они оттуда носа не высовывали,

— отмечает член ЦК КПРФ, главный политический советник председателя ЦК КПРФ, доктор исторических наук Вячеслав Тетекин.

— Граждан пугали штрафами, улицы стояли пустыми. И вдруг в одночасье объявили: мы победили коронавирус, ограничения снимаются.

Да, конечно, коронавирус побежден: суточные цифры заболевших держатся примерно на одном уровне. Но власти, я считаю, еще и поняли, к чему приведут дальнейшие ограничения трудовой деятельности граждан.

Сегодня миллионы в РФ остались без работы и без средств к существованию. Жалкие призывы Путина не увольнять людей, а продолжать платить им среднюю зарплату оказались бесполезны — по простой причине. Основная масса пострадавших предпринимателей сама держит зубы на полке, и никакой зарплаты платить не может. Поэтому пошла волна увольнений по собственному желанию, и массовая отправка работников в неоплачиваемые отпуска.

Это коснулось, повторюсь, миллионов людей. По независимым оценкам, без зарплаты и без всякой помощи со стороны государства в России оказались около 25 миллионов человек. По сути, перед ними сейчас встает вопрос о физическом выживании.

И надо понимать: рост безработицы не закончился. Только-только начавшееся оживление предпринимательства и снятие карантина вовсе не означает, что миллионы тут же получат работу.

Плюс, даже у тех, кто получал урезанную зарплату, сейчас нет денег.

Новые нищие в России

«СП»: — То есть, доля граждан, экономящих на еде и повседневных товарах, будет только расти?

— Да, причем получается порочный круг. Покупать товары и услуги некому, потому что у людей мало денег. Но одновременно и те, кто предоставляет товары и услуги, тоже ничего не получают — и остаются без денег.

У нас сегодня бедных — де-факто нищих — в стране около 20 млн. человек. Думаю, можно уверенно предположить, что в ближайшее время эта цифра удвоится.

Причем, что особенно важно. До коронавирусного кризиса армию нищих составляли, в основном, деградировавшие граждане, которые постепенно опускались на социальное дно, и привыкали к этому состоянию.

«Новые» же нищие — это люди, которые еще вчера относились к нижней части российского среднего класса. У них была небогатая, но достойная жизнь. Раз в год они могли съездить на дешевые курорты в Турции, раз в месяц — сходить в ресторан. У них были более-менее приличные машины, квартиры, питание.

Но сейчас они всего этого лишились — они отброшены в состояние, когда могут покупать себе дешевые продуты, и только. И что, спрашивается, эти люди смирятся с таким состоянием? Нет, конечно!

«СП»: — Недовольство этой прослойки выльется в протесты?

— Волна социального негодования, на мой взгляд, в ближайший месяц будет только нарастать. Замечу, тяжелые времена нас ждут, прежде всего, из-за неумелых действий российского правительства.

Для сравнения можно посмотреть, как вышел из ситуации белорусский лидер Александр Лукашенко. Он грамотно просчитал риски — и не стал останавливать республиканскую экономику. В результате, никаких проблем с резким обнищанием населения в Белоруссии нет.

А кабмин Михаила Мишустина, я считаю, поддался коронавирусному психозу, и вполне сознательно затормозил деятельность предприятий малого и среднего бизнеса. Так что можно не сомневаться: власти получат ответный удар от массы обездоленных людей.

— Для многих граждан новая реальность, связанная с падением доходов, уже наступила, просто летом негативные настроения сглаживаются, — отмечает экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета Андрей Заостровцев. — Однако по-настоящему массово люди почувствуют падение доходов и снижение уровня жизни осенью.

Как всегда бывает в России, к осени граждане вернутся с дач в города, и увидят: работы нет, зарплата уменьшилась, либо их перевели на неполный рабочий день. Мелкие же бизнесмены обнаружат, что их дело — какой-нибудь салон красоты или обувной магазинчик — окончательно рухнуло.

Вместе с тем, есть ошибочная теория: чем хуже живет население, тем сильнее будет протест. На деле, не все так просто. Иногда для протеста, напротив, требуется повышение жизненного уровня — чтобы граждане могли отвлекаться от насущных проблем. Если же, грубо говоря, человек вынужден сажать картошку на огороде и хватается за любую работу, чтобы выжить — ему не до политики.

Кроме того, для протеста нужна организация. А представители нашего среднего класса, которые остались не у дел — куда они пойдут протестовать? В реальности, люди практически никогда не выходят стихийно на улицы. А каких-то структур, которые представляют интересы граждан, в России нет.

На официальные профсоюзы никто всерьез внимания не обращает. Вольные профсоюзы, которые возникали в 1990-е, к нашему времени разогнали. Время от времени в России возникают профессиональные ассоциации, но они практически сразу попадают под каток репрессий со стороны власти — и неслучайно.

Власть в России боится любой самоорганизации граждан. Потому что — условно — сегодня вы член безобидной ассоциации любителей пчел. А завтра вы чем-то недовольны, и всей ассоциацией выходите протестовать против, скажем, повышения тарифов ЖКХ.

Для Кремля — авторитарной власти — страшна любая организация. Потому что это всегда сеть, это связь, и десять организованных человек стоят тысячи неорганизованных.

Но поскольку организаций, сплачивающих граждан, в России нет, то протеста не возникает. Разве что 1 июля люди не пойдут, в знак протеста, голосовать по поправкам в Конституцию. Но власть это мало задевает.

Свободная Пресса

ЭКОНОМИКА 95 0 0.0 17-06-2020
Россияне забирают из банков последние копейки

Россияне забирают из банков последние копейки

Лютующие судебные приставы сработали на опережение, списывая со счетов все подряд

С начала мая, когда регионы перешли к отмене вызванных пандемией коронавируса ограничений, россияне вновь начали забирать свои вклады из банков. Однако, в отличие от апреля, когда граждане в основном забирали из банков валютные вклады на волне слухов о возможной экспроприации таких счетов или моратория на их выдачу, сейчас «под раздачу» попали рублевые депозиты.

Как сообщает, в частности, РБК со ссылкой на данные Банка России, в общей сложности за последний месяц весны средства физлиц на депозитах сократились примерно на 31,5 миллиарда рублей. Пресс-служба Банка России назвала майский отток средств граждан «характерным для этого месяца». «Больше траты из-за праздников, а доходы ниже из-за меньшего количества рабочих дней, особенно у людей на сдельной оплате», — уточнили в пресс-службе регулятора.

При этом его представители также поспешили сообщить, что уже в июне остатки вкладов населения как в рублях, так и в валюте начали расти. Однако ни последнюю динамику по депозитам отдельно от счетов, ни свежую валютную структуру оттока средств монетарные власти страны предпочли не раскрывать.

Действительно ли так просто объясняется эта «вторая волна» оттока средства граждан из российских банков? И почему монетарные власти не стали на этот раз раскрывать полную статистику движения денег россиян? За комментариями «СП» обратилась к собственным экспертам.

— Валютную динамику, — предположил аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, — регулятор, возможно, не стал раскрывать по одной простой причине — средств на валютных счетах граждан уже практически не осталось. В евро давно никто уже даже не открывает счета, а если в долларах какие-то вклады изредка и открываются, то исключительно для хранения, потому что доходность сейчас по ним практически нулевая.

«СП»: — А чем можно объяснить нынешний отток банковских вкладов?

— Тут все очень просто. После карантинного периода людям банально понадобились деньги на жизнь. Однако снимать их со срочных вкладов досрочно мало кто решается, потому что это чревато потерей процентов, хотя доходность по рублевым депозитам, кстати, у нас и так низкая, всего лишь чуть-чуть повыше инфляции. Поэтому граждане снимают деньги по истечении срока вклада, не продлевая его.

«СП»: — Тогда почему он оказался таким сравнительно небольшим? У людей даже на вкладах закончились деньги? Или они поверили словам правительства о скором выходе российской экономики из кризиса и, надеясь на светлое будущее нашей банковской системы, оставляют средства на счетах?

— Со счетов граждан списывает деньги служба судебных приставов, работа которой довольно неожиданно активизировалась в апреле, хотя по логике должна была несколько замедлиться, — объяснил этот факт председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин. — Я лично направлял обращение к президенту России с просьбой приостановить активность российской службы судебных приставов. В ответ я получил письмо от ее представителей, в котором поднимался вопрос о том, по какой такой причине, собственно, рядовой гражданин интересуется степенью активности приставов, а также делалось предположение о том, что, возможно, службе стоит более детально изучить мою персону на предмет наличия непогашенных задолженностей.

«СП»: — Так вроде бы еще в начале апреля главный судебный пристав России Дмитрий Аристов говорил о том, что ФССП совместно с Минюстом и иными госорганами участвует в обсуждении вопроса по неприменению мер принудительного исполнения в отношении граждан и малого бизнеса на срок 6 месяцев.

— Где и кто видел подобный документ? Судебные приставы, наоборот, работают сейчас не просто с удвоенной, а даже с утроенной энергией. Мне постоянно приходит информация из разных уголков России о том, что у людей буквально забирают последнее. Так, в самом начале периода самоизоляции матери-одиночке с двумя детьми оставили на счетах всего лишь 500 рублей, а все остальные средства списали в счет погашения весьма спорных задолженностей.

Складывается ощущение, что они вообще специально активизировались именно сейчас, зная, что хоть какие-то меры поддержки населению государством будут все-таки оказаны. И у них, естественно, появилось желание сразу же эти деньги забрать у населения обратно. Кстати, немногие знают о том, что с тех 12 тысяч рублей, которые выделялись правительством каждому сотруднику особо пострадавших от коронавируса предприятий для выплаты зарплаты в период самоизоляции, налоговая служба удерживает налоги. По моим сведениям, у налоговиков на этот счет имеется даже специальное разъяснение, и на круг объем налогов с этой суммы составляет примерно 46%.

«СП»: — Пожалуй, такими темпами и мораторий на выдачу не только валютных, но даже и рублевых вкладов могут ввести под благородным соусом «вывода российской экономики из тяжелого кризиса», а президент в очередной раз попросит «отнестись с пониманием» к этой непопулярной мере…

— В нашей стране возможно абсолютно все, что угодно при том маразме, который у нас в экономике творится. Особенно если нам говорят, что никаких мораториев на выдачу вкладов граждан вводить не планируется. Вы посмотрите новости от января месяца, когда все чиновники наперебой кричали, что рубль — самая твердая валюта, которая больше не упадет. И что произошло потом? Буквально через месяц после этих заявлений он в очередной раз обвалился.

Впрочем, Алексей Коренев полагает, что в реальности вводить какие-то ограничения и запреты на выдачу вкладов населения российские монетарные власти едва ли будут.

— Во-первых, — объяснил эксперт свою точку зрения, — объем вкладов физических лиц относительно невелик. Во-вторых, российские домохозяйства, вдоволь нахлебавшись экономической нестабильности в период самоизоляции, перешли от политики денежных трат к политике накопления собственных «подушек безопасности». Только при этом они предпочитают не нести деньги в банки, не особо доверяя им, а приобретая на рубли валюту, складывать ее под подушку на черный, как говорится, день.

«СП»: — А что будет, если банковская система останется без вкладов населения? Такое может произойти хотя бы в теории?

— Тогда вся банковская система полностью обвалится. Потому что собственных средств у любого банка очень немного, так что основная его ресурсная база формируется за счет вкладов граждан и юридических лиц. В общем-то, российская банковская система сейчас еще как-то держится во многом только потому, что волей-неволей юрлицам приходится держать в банках свои средства.

В ближайшей перспективе банкам не останется ничего другого, кроме как поступаться своей прибылью. Особенно если Банк России 19 июня в очередной раз с большой долей вероятности понизит ключевую ставку сразу на 100 процентных пунктов до 4,5% годовых. Это вынудит банковское сообщество неизбежно снизить ставки абсолютно по всем своим кредитным продуктам. А максимум, что они смогут сделать по депозитным ставкам, так это понижать их куда более медленными темпами, чисто символически, чтобы удержать на своих счетах хоть какие-то средства россиян. Иначе, повторюсь, банки просто не смогут работать.

Свободная Пресса

ПОЛИТИКА 74 0 0.0 17-06-2020