Буревестник
Конец путинскому большенству

Главная перемена в России заключается в том, что Кремль утратил информационную монополию в борьбе за умы и чувства граждан.

Конец путинскому большенству

Комментируя акции протеста, прошедшие 23 января в России в поддержку арестованного Алексея Навального, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что на них «вышло мало людей, много людей голосуют за Путина». Эти слова Пескова и других провластных политиков и комментаторов похожи на мантру, которой они сами себя пытаются успокоить. На самом же деле «дворцы» трепещут…

Дело в том, что субботние митинги стали беспрецедентными хотя бы по числу охвата городов, где они прошли. Да, в целом народу на них (особенно в Москве) могло быть и побольше. Почему вышли не все недовольные властью? Вероятно, главным образом потому, что это был очень точечный конкретный протест, направленный на поддержку и солидарность в основном с одним единственным человеком — Алексеем Навальным. Если бы повод был более общим, то и народу бы вышло больше. Тех, кто недоволен сегодня властью, в России уже даже не миллионы, а десятки миллионов.

Протестный потенциал характеризуется, например, соцопросами (согласно недавнему исследованию признанного в РФ иноагентом «Левада-центра», в 12-миллионной Москве больше половины опрошенных заявили, что страна движется в неправильном направлении). Но еще больше это видно по аудитории фильма Навального о «дворце Путина», за 8 дней набравшего 96 миллионов просмотров. Для сравнения: по данным компании Mediascope, которые опубликовало РИА «Новости», в 2020 году среднесуточная аудитория телеканала «Россия 1» в крупных городах составила чуть больше 1,3 млн человек.

Тут важен вот еще какой момент. Публикации о дворце под Геленджиком были и несколько лет назад, но такой масштабной реакции они тогда не вызывали. Нынешний ажиотажный спрос (100 млн просмотров) на видеопродукцию Навального в YouTube — это показатель, что система хрустнула. Нет, она еще, конечно, не сломалась окончательно, но трещина зазмеилась сильнейшая.

Митинги в поддержку Навального, аудитория его фильма, и упомянутые выше опросы говорят о двух важнейших изменениях, произошедших в российском обществе в последние годы. Главное состоит в том, что основное орудие кремлевской пропаганды — телевидение потеряло свою монополию в борьбе за умы и чувства россиян. Конечно, полностью списывать возможности телеканалов в утиль еще рано. Они еще в силе и будут продолжать действовать так, как делали это последние двадцать лет, отравляя сознание людей полуправдой и откровенной ложью. Однако фильм Навального показал важную вещь — их безраздельному господству приходит конец.

Раньше все было предельно просто и безнадежно. Власть контролировала телеканалы, а они формировали взгляды электората, обеспечивая нацлидеру, как казалось еще совсем недавно, вечное правление. Конечно, мы видели, что с начала 2010-х годов в России стремительно росло число интернет-пользователей. Теоретически было понятно, что в какой-то момент их может стать больше, чем пассивных зрителей телеканалов, которые вместе со своим ужином ежедневно проглатывали яд изощренной госпропаганды. Но никто не ожидал, что монополия государства в информационной сфере рухнет так скоро. Ведь те же соцопросы еще год-два назад показывали, что абсолютное большинство россиян общественно-политическую информацию продолжают черпать в основном посредством ТВ. И вот на наших глазах произошло историческое событие: интернет победил телевизор. Количество зрителей фильма Навального показало, что это случилось — информационной монополии государства больше нет. А раз так, то нет и путинского большинства.

Процесс размывания этого большинства начался не сегодня. Это показывали даже официальные цифры Центризбиркома за 2018 год. Согласно данным ЦИК РФ, в марте того года на президентских выборах за Путина отдали свои голоса чуть больше 56,4 млн (около 77%) человек из 72,8 миллионов, принявших участие в выборах. Общее же число зарегистрированных избирателей, по тем же данным, на тот момент составляло 109 млн человек. Если исходить из этого последнего числа, то получается, что Путин в 2018 победил, набрав около 51,8% от общего количества зарегистрированных избирателей.

Выходит, что даже несмотря на то, что в качестве кандидатов в президенты тогда были зарегистрированы только удобные, заведомо непроходные соперники с низкими рейтингами, несмотря на монополию в телеэфире и все усилия госпропаганды, на наличие в России нескольких «электоральных султанатов» (регионов, где результаты выборов практически полностью определят пресловутый админресурс), действующий президент с трудом убедил проголосовать за себя более 50% от тех, кто мог это сделать.

Заметим, что даже такой не самый парадный результат Путин получил еще до того, как поднял пенсионный возраст летом 2018. Пенсионная реформа тогда вызвала возмущение даже тех, для кого до этого он всегда был единственным кандидатом в президенты.

После этого была целая череда событий, каждое из которых вело к снижению популярности действующего президента. К ним нужно отнести:

1) поражение в войне с Турцией в Сирии в феврале–марте 2020;

2) ковидный локдаун весной того же года;

3) обнуление президентских сроков в ходе кампании по переделке Конституции РФ;

4) экономический кризис, усиленный второй, гораздо более тяжелой, волной пандемии, когда государство фактически бросило граждан на произвол судьбы;

5) массовые протесты в Хабаровске и других регионах Дальнего Востока;

6) протесты в Белоруссии, воспринимавшиеся россиянами не менее остро, чем события в собственной стране. Очевидно, что открытая поддержка белорусского диктатора снизила рейтинг Путина еще сильнее.

Все это шаг за шагом вело к формированию антипутинского большинства в России. Окончательно оно сложилось после чудовищной истории с отравлением Навального, его фактической высылки «на лечение» в Германию (в надежде, что он оттуда уже не вернется), отважного возвращения оппозиционера и его ареста прямо в аэропорту.

Таким образом почти сто миллионов зрителей, посмотревших разоблачающее видео Навального о дворце в Геленджике, продемонстрировали, что большинство в России сегодня не на стороне президента. Очевидно, что не все из них сторонники Навального. Но это, по большому счету, не так важно — хватит уже вождей и нацлидеров! Для многих людей Навальный сегодня выступает лишь в роли триггера, информационного повода, чтобы сказать «нет» бессменному правителю. При этом все, что им сейчас в состоянии ответить Путин — «дворец не мой». Те, кому этого недостаточно, могут получить ногой в живот, а потом, в лучшем случае, оправдания в стиле «забрало запотело».

Для почти ста миллионов человек бесконечная сказка про доброго царя и злых бояр закончилась. С высокой долей уверенности можно говорить о том, что большинство из них уже сознательные противники нынешней власти. Вопрос теперь в том, способно ли это большинство осознать свою реальную силу и начать самоорганизовываться поверх прежних политических проектов.

Александр Желенин

РОСБАЛТ

ПОЛИТИКА 185 0 0.0 29-01-2021

Коммунисты бегут от Зюганова

Арест Навального и последовавшая за этим волна несогласованных митингов поставили КПРФ перед жестким выбором. Партии грозит полноценный раскол на «лоялистов» и «конституционалистов».

Коммунисты бегут от Зюганова

БАБР уже писал о том, что российский политический режим, стремительно дрейфующий в сторону персоналистской диктатуры, в своей нынешней итерации выводит за пределы легального поля любые формы оппозиции, в том числе и те, что до последнего времени было принято называть системными. Пожизненное правление Владимира Путина не предполагает наличия плюрализма мнений и борьбы (даже имитационной) на выборах. У системных партий максимально сузилось поле для маневра — они или потеряют остатки субъектности, пополнив многоликую «партию власти», или же выпадут из кремлевской обоймы, став «врагами», наравне с Навальным.

ЛДПР в этом смысле легче всего — Владимир Жириновский уже не участвует в активной политике, а его адепты в регионах давно присягнули на верность «Единой России» и голосуют за все решения власти. Убогая «Справедливая Россия» была готова почить естественным путем, но над ее трупом внезапно совершили сеанс государственной некромантии, создав партийного Франкенштейна «Справедливая Россия — за правду» и подперев седовласого ренегата Миронова политическими барыгами «Патриотов» и черносотенцами Захара Прилепина. Все эти ребята безоговорочно «за», и говорить тут не о чем.

Иное дело КПРФ, которая до последнего времени сохраняла за собой право на «особое мнение» по ряду вопросов: например, коммунисты голосовали против «обнуления» Путина и провального федерального бюджета, и это не говоря о «красных» горкомах и обкомах во многих регионах РФ, служащих естественным местном сборки оппозиции, что иногда (и не так уж редко) доставляет большие проблемы Кремлю. Однако травоядные времена позади, игры в демократию закончились. КПРФ пора определяться — с кем она. С властью или с народом.

Геннадий Зюганов, похоже, свой выбор сделал: главный российский коммунист поддержал пропагандистские тезисы об «Навальном — агенте ЦРУ», открестился от протестных акций 23 января и призвал начать парламентское расследование против их организаторов. Зюганов очевидным образом выслуживается перед Администрацией президента и покупает себе место в Госдуме следующего созыва. Однако что хорошо для окружения престарелого «генсека», плохо для всех остальных партийцев — в федеральный парламент попадут единицы, а вся многочисленная братия коммунистов в регионах останется один на один с подрывными заявлениями руководства партии, ведь Зюганов обличает не только Навального, но и миллионы людей, недовольных произволом властей и резким ухудшением климата в стране.

Защищая власть в условиях тяжелейшей кризиса рубежа 2020-21 годов, Зюганов в широком смысле выступает против своего же электората. Это политическое самоубийство, если понимать под политикой борьбу за умы и сердца избирателей, а не за ум и сердце одного конкретного обитателя кремлевского бункера. Сии прописные истины, кажется, быстро осознали не только политологи, но и те из коммунистов, кто еще не до конца утратил чутье и волю к сопротивлению. От роялистских (по другому и не скажешь) заявлений Геннадия Андреевича открещиваются все больше региональных отделений, особенно в Сибири, где электоральные позиции КПРФ традиционно сильны. В этом смысле характерен пример Иркутской области и Бурятии, где экс-губернатор Сергей Левченко и экс-сенатор Вячеслав Мархаев открыто поддержали людей, выходящих на улицы, и осудили расправу над Навальным.

Параллельно — и это тоже закономерно — наблюдается обратный процесс, когда те из коммунистов, кто давно присосался к бюджетным потокам и административному ресурсу, стараются максимально дистанцироваться от любых опасных проявлений гражданской активности. Так фракция КПРФ в Думе Иркутска опубликовала специальное заявление, где осуждаются митинги, в ходе которых может быть подвергнуто опасности «здоровье наших детей». Риторика думских коммунистов полностью совпадает с реляциями товарища Зюганова и пропагандистскими штампами.

Очевидно, диаметральные течения внутри КПРФ будут только усиливаться по мере того, как ситуация в стране поляризируется по белорусскому сценарию (а такая поляризация кажется практически неизбежной). Раскол внутри партии чреват полным размежеванием на условных «лоялистов» и столь же условных «конституционалистов», то есть защитников прав граждан на свободу собраний и мнений. Не исключено, что аналогичное разделение скоро распространится на все российское общество.

Антoн Херсонцев

Babr24.com

ПОЛИТИКА 114 0 0.0 29-01-2021