Буревестник
ЕСПЧ потребовал немедленно освободить Навального

Правосудия в РФ давно нет. Все решает Путин и олигархическая власть.

ЕСПЧ потребовал немедленно освободить Навального

Европейский суд по правам человека потребовал немедленного освобождения российского оппозиционера Алексея Навального, сообщается на сайте политика.

«16 февраля 2021 года Палата из семи судей Суда решила в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства дать указание России в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда освободить заявителя», — говорится в сообщении.

Как пояснила агентству «Интерфакс» адвокат Навального Ольга Михайлова, такое решение «ЕСПЧ принял впервые и российские власти должны его исполнить».

Министр юстиции России Константин Чуйченко назвал беспрецедентным требование ЕСПЧ.

«Полученное сегодня из ЕСПЧ требование об освобождении Навального беспрецедентно по нескольким причинам. Во-первых, это явное и грубое вмешательство в деятельность судебной власти суверенного государства. Во-вторых, это требование является необоснованным и неправомерным, поскольку не содержит указания ни на один факт, ни на одну норму права, которые позволили бы суду вынести такое решение. В-третьих, требование заведомо неисполнимо, поскольку в соответствии с российским законодательством нет правовых оснований для освобождения данного лица из-под стражи», — сказал он.

Так отпустят российские власти Навального из СИЗО? И что случится, если они не согласятся с требованием Европейского суда? «Открытые медиа» попытались разобраться.

Что это вообще за правило 39, на которое ссылается ЕСПЧ?

Оно даёт возможность Европейскому суду по правам человека выносить решение о необходимых предварительных обеспечительных мерах в экстренных ситуациях — когда жизни подсудимого, дело которого рассматривает суд в какой-либо стране-члене Европейской конвенции по правам человека, грозит реальная опасность. Правда, этот подсудимый должен или подать жалобу в ЕСПЧ, или предупредить Европейский суд, что намерен это сделать в ближайшее время.

Жалобы ЕСПЧ обычно рассматривает годами, а вот на решение по обеспечительным мерам в соответствии с правилом 39, как правило, у Европейского суда уходит от одного до трёх дней. Решение о применении правила 39 выносится обычно по обращению заинтересованных лиц (в этом случае, скорее всего — по обращению Ольги Михайловой).

Россия правда обязана исполнять такое требование?

Да, потому что в 1998 году она ратифицировала Европейскую конвенцию о правах человека и протоколы к ней. Согласно ст. 15 российской Конституции, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». «Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора», — говорится в главном документе страны.

Отказ от исполнения решения ЕСПЧ будет рассматриваться как нарушение ст. 34 Конвенции о правах человека (индивидуальные жалобы). В этом случае считается, что сторона, отказавшаяся последовать решению, препятствует осуществлению права на рассмотрение жалобы.

Есть ли какие-то санкции за неисполнение этого требования?

Хотя Россия и обязана соблюдать решение ЕСПЧ, никаких специальных санкций для страны за неисполнение этих решений нет, отметила в разговоре с «Открытыми медиа» юрист правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова. Это относится не только к решениям по правилу 39, но и к остальным решениям Европейского суда. «Но реакция государства на решения по правилу 39 — индикатор того, как страна относится к своим международным обязательствам», — отметила Глушкова.

ЕСПЧ может направить в Комитет министров Совета Европы жалобу о неисполнении какой-либо страной решения по правилу 39, напоминает глава проекта «Правовая инициатива» Ванесса Коган (кстати, ЕСПЧ применил то же самое правило в отношении самой Коган по её заявлению, направленному в самом конце 2020 года, что приостановило ее депортацию из России). Однако и Комитет министров может не среагировать на такую жалобу, говорит она. «И по обычным делам есть проблемы с исполнением решений», — отметила правозащитница.

Если государство не исполнит решение ЕСПЧ, то это станет отдельным нарушением Конвенции о правах человека, что «может привести к добавлению в уже рассматриваемое дело информации о новых нарушениях, также может быть увеличена сумма денежной компенсации», говорит Коган. Жалобу заявителей в таком случае суд может рассмотреть в приоритетном порядке. «Однако не существует особых механизмов, чтобы заставить государство исполнить правило 39», — сказала она.

«Теоретически неисполнение обязательств по Конвенции может привести к исключению страны из Совета Европы. Но вероятность этого — с учетом сравнительно недавнего возвращения России права голоса в ПАСЕ без выполнения ранее поставленных перед ней условий — не стоит принимать всерьез», — полагает Татьяна Глушкова из «Мемориала».

Россия когда-нибудь отказывалась исполнять такие решения?

Да, Россия регулярно не исполняет предписания по правилу 39 в миграционных делах, «где есть угроза применения пыток в принимающую страну», говорит Коган. То же самое утверждает и Глушкова, отметив, что при этом «не припомнит случаев, когда действия властей официально оформлялись бы как отказ от исполнения решения по правилу 39». «Если страна не исполняет решение, она его просто не исполняет явочным порядком», — отметила собеседница ОМ.

Коган также привела в пример несвоевременное исполнение решения ЕСПЧ по применению правила 39 в деле юриста ЮКОСа Василия Алексаняна. Тот несколько лет провёл под стражей, но в 2007 году у него нашли ВИЧ, и в 2007 году Европейский суд потребовал от России немедленно направить его на лечение в специализированную больницу. «Однако это было сделано только спустя полтора года. В итоговом решенииЕСПЧ указал уже и на нарушение ст. 34 конвенции (по индивидуальным жалобам), так как российские власти не исполнили вовремя решение по правилу 39», — отметила Коган.

Есть ли санкции за злостное неисполнение решений ЕСПЧ?

В 2012 году произошла реформа ЕСПЧ, и в ст. 46 Конвенции об обязательной силе и исполнении постановлений ЕСПЧ появился новый пункт — 46.4, который касается именно злостного неисполнения решений, напомнила Ванесса Коган.

Комитет министров Совета Европы в этом случае направляет официальное уведомление стране, нарушившей обязательства, а также передает информацию в ЕСПЧ. Далее суд должен вновь внимательно рассмотреть спорный случай и решить, действительно ли страна нарушает свои обязательства.

Правда, в истории ЕСПЧ такую процедуру задействовали всего лишь один раз — в деле «Ильгар Мамедов против Азербайджана», отметила Коган. Оппозиционного азербайджанского политика Мамедова арестовали в феврале 2013 года по обвинению в организации беспорядков, позже местный суд приговорил его к семи годам заключения. ЕСПЧ признал нарушение его прав, а в 2015 году Комитет министов Совета Европы распространил резолюцию, требуя осоводить Мамедова. В результате власти Азербайджана отменили приговор Мамедову.

Правило 39 вообще часто применяется?

Достаточно часто: в 2018—2019 годах ЕСПЧ получал примерно по 1500 запросов в год по правилу 39, а в 2020 — больше 2000, говорит Татьяна Глушкова из «Мемориала». Такой рост в прошлом году она связала пандемией коронавируса разнообразными ограничительными мерами, которые государства принимали или не принимали в свете пандемии. Правда, ЕСПЧ удовлетворял небольшую часть таких требований, отмечает правозащитница. «Большую их часть суд признавал выходящей за пределы применения обеспечительных мер, еще в части случаев он отказывал», — говорит она.

То есть требование ЕСПЧ по этому правилу — исключительная мера?

Да, и это следует из самого смысла таких мер: Европейский суд должен задействовать эти обеспечительные меры только тогда, если без них подсудимым грозит «серьезный и непоправимый ущерб», напоминет Татьяна Глушкова. Она полагает, что в деле Навального палата ЕСПЧ приняла во внимание «природу и степень риска для жизни заявителя», а также «все обстоятельства его текущего заключения». То есть, исходя из того, что Европейский суд потребовал от России отпустить Навального, можно сделать вывод, что ЕСПЧ считает реальным риск для жизни оппозиционера, отмечает собеседница ОМ.

Один из наиболее известных случаев, когда правило 39 было применено за пределами описанных ситуаций, связан с делом грузинского оппозиционного телеканала «Рустави 2», напомнила Глушкова. Тогда ЕСПЧ указал, что решение Верховного суда Грузии о смене собственника телеканала не должно исполняться до разрешения дела Европейским судом. ЕСПЧ также указал, что власти Грузии не должны влиять на редакционную политику телеканала. Тогда «серьезным и непоправимым» вредом, по мнению ЕСПЧ, были последствия смены собственника телеканала для свободы слова в Грузии.

Когда Россия в последний раз следовала решению ЕСПЧ по правилу 39?

Помимо уже упоминавшегося решения ЕСПЧ, приостановившего высылку из страны Ванессы Коган, Европейский суд в 2020 году также вынес решение о применении правила в отношении шести российских детей с наследственным заболеванием — спинальной мышечной атрофии, которых региональные власти не обеспечили необходимым лекарством. По словам Коган, на исполнение решение о срочных мерах российским властям понадобилось примерно полгода.

Открытые медиа

ПОЛИТИКА 119 0 5.0 18-02-2021