05-12-2021

Правозащитники - о пытках в тюрьмах: «Этот ГУЛАГ нужно сравнять с землей!»

Совершенно очевидно, что несмотря на широкий резонанс, вызванный информацией о пытках заключенных, российские власти снова хотят отделаться полумерами, которые пыточный конвейер лишь притормозят, но не уничтожат.

Пытки заключенных

Кажется, что информация о пытках в саратовских тюрьмах, колониях и тюремных больницах, дала желаемый эффект: власти зашевелились, поняв, что замолчать эти ужасы на сей раз не удастся. Вот и известная общественная деятельница, член Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, журналистка Ева Меркачева посетила с комиссией одну из пыточных территорий - Саратовскую областную туберкулезную больницу №1 (ОТБ-1), и по ее признанию, испытала там примерно то же, что чувствуют люди на пепелище:

«Адский огонь (осужденные называли больницу чистилищем, где даже дьяволы учатся молиться) погас, но сам воздух пропитан воспоминаниями о нем. Перед нами руины того, что считали тюремным концлагерем…»

Своими впечатлениями от увиденного Меркачева поделилась на страницах «МК», где в том числе сообщила:

«Из того, что мы обнаружили и о чем, вероятно, не знает УФСИН: ряд активистов, которые участвовали в вымогательствах и издевательствах, остались в больнице. И они… пытаются снова вымогать, даже сейчас, когда идут проверки! И их покрывают, по словам осуждённых, те же оперативники, что ещё не уволены. Если это правда, это безумие надо остановить, иначе оно вырастет до размеров чудовище. Новый начальник больницы (он в день нашей проверки вступил в должность) нам показался порядочным человеком. Отец троих детей, военный хирург. Вряд ли он будет спать спокойно спать, зная, что там может творится беспредел. Так что уверена, больше ужас не повторится. А вообще эта история точно будет доведена до конца, арест начальника больницы и его зама - не последние…»

Но вот выводы, которые сделала общественница, мягко говоря, удивляют:

«Из проверки Саратовской ОТБ вынесла многое, в том числе о новых формах пыток, о которых никогда раньше не слышала. Одна из них - человека засовывали в сумку (большую, дорожную), и так оставляли на какое-то время (сутки-трое). Другая – выливали медленно на лицо три ведра воды, он захлёбывался, прощался с жизнью несколько раз за время экзекуции. Но это в прошлом. Надеюсь. И после всего я все же верю и буду верить в людей. Все садисты – это просто больные, отошедшие от Бога люди. Наша с вами задача помочь им вернутся к Нему…»

Наказать нужно всех, от пытавших до следователей и прокуроров

Эта надежда вызвала изумление в социальных сетях. Адвокат Алексей Федяров написал Меркачевой ответ:

«Нет, дорогая Ева, они не больные.

Проблема в том, что они здоровые.

Они ходят в церковь, стоят со свечами, они пьют в барах, они любят своих детей, они считают копейки для платежей по ипотеке.

Это же и есть тот самый обыкновенный фашизм.

Меня, к сожалению, не удивляют ни описанные сущности, ни обстоятельства пыток. Просто потому, что сложно удивить.

Но есть в статье то, что зацепило по-настоящему, это, думаю и сама Ева не оценила так, как оцениваем мы, сопротивляющиеся злу юридически.

Даже, скорее, легалистически, потому что поле у нас не правовое, оно именно легалистическое - процедуры перед костром еще есть, но уже выраженно ритуальные, их смысл в самих себе.

Соблюдены, да и ладно.

Как сказал мне один судья о ходатайствах защиты: «Удовлетворил, отказал - похрен. Главное - рассмотрел».

Ну так вот, Ева рассказывает о человеке, которого долго пытали и убили. Человек писал о пытках, систематизировал имена палачей, факты, свидетельства. Передавал в органы. Ему всегда отказывали в возбуждении уголовных дел. А потом убили.

«— Ахмедова поместили в психиатрическое отделение, где он подвергся жестоким пыткам, — рассказывает потерпевший по делу осужденный Александр Мухортов (интервью с ним мы публиковали). — Сначала он был полностью изолирован. Потом попал ко мне в палату. Он первый мне рассказал, как устроен садистский конвейер. Адильбек составлял списки «активистов» и сотрудников, которые причастны к преступлению. Получалось, что это настоящая ОПГ, которая «крышуется» руководством УФСИН. Несколько раз он писал записки с именами и датами, я передавал их своему адвокату, чтобы материалы оказались на воле (мы верили, что рано или поздно этот концлагерь будет разоблачен). «Активисты» что-то почувствовали, стали проверять меня и читать все, что я выносил защитнику. Тогда мы стали шифроваться. Ахмедов тот человек, который совершил подвиг не меньше Савельева, вынесшего видеозаписи. Просто на рассказы о пытках никто не реагировал, никто нам не верил. А видео — то, что уже не опровергнешь».

И вот это триггерит меня, моих друзей в правозащите, друзей-адвокатов, да и просто понимающих.

Нет видео - дела почти не добиться. Слова заключенного стоят ноль. Даже меньше.

Система отработана.

Следователь, если вдруг проверку все же инициируют, а чаще всего даже нет, приезжает колонию, ему приводят 5-10 активистов, те дают нужные пояснения, следователь уезжает.

И вот пока не будет наказана, причем уголовно, хотя бы раз, вся цепочка: пытавшие, давшие указание, прикрывшие, следователь, начальник следственного отдела, прокурор, согласивший с отказом в возбуждении дела, судья (если рассматривал жалобу), я не поверю, что хоть кто-то во власти всерьез задумался о том, что пытки надо искоренять…»

Этот ГУЛАГ нужно сравнять с землей

Еще более категоричен адвокат Алхас Абгаджава:

«Следим теперь за руками. Информацию о пытках в саратовских колониях скрыть не удалось. Это хорошо. Теперь у власти задача минимизировать потери и "накормить" граждан принятием исчерпывающих мер.

Несколько уголовных дел, это понятно. Показательный приезд комиссии с Евой Меркачевой - это уже традиционный ритуал. Не, ничего не имею против, просто не восторгаюсь, уж простите.

Но самый главный фокус (новое слово в тренде) - это убедить всех, что пытки выявлены, виновные наказаны, проблема решена.

Беда только в том, что власть признает пытками только вот этот ужас, который выплыл наружу - швабры, кровь, удушения, сексуальное насилие и прочее дремучее средневековье.И разумеется, сейчас уже никто не обратит внимание на будничные и привычные пытки, которые у нас считаются нормой.

Это унижения заключенных с самого первого дня, это перевозка по этапу людей, как скот. Это лишение сна. Это несусветные правила поведения. Лишение нормальной медицинской помощи, нормальной гигиены, свиданий с близкими и много-много еще чего, признанного различными конвенциями пыточными условиями.

Это все, как вы понимаете, еще долго будет с нами и считаться нормой.

Да, сейчас еще будут предложения по изменению законодательства, как же без этого. А давайте пытки будем считать преступлением. А давайте усилим ответственность, и прочее бла-бла, которое не имеет никакого отношения к радикальному искоренению дичайшего зла.

Что нужно, спросите? Нужно сравнять с землей старый ГУЛАГ. Во всех смыслах! И построить нормальную пенитенциарную систему. Систему, предполагающую изоляцию без унижения. Перевоспитание и исправление, а не возмездие и бездушную эксплуатацию.

Бесполезно в концлагере кровати переставлять и в печах температуру уменьшать. Концлагеря должны быть разрушены. Ну, один или два можно оставить, как музеи…»

Новые известия

Садисты полицейские

P\S Замечу, что проблема эта актуальна не только применительно к полиции, но и к любой государственной структуре, наделённой властно-силовыми полномочиями. Что само по себе является развращающим фактором. Выглядеть на этом сером фоне «белой вороной» (т.е. оставаться добропорядочным и совестливым) – значит, выпасть из коллектива и противопоставить себя остальным, ибо уровень корпоративного "чувства локтя" в полиции зашкаливает, а "система" не позволит ему сохранить те хорошие качества, которые в человеке заложены.

Жестокие действия сотрудников полиции, к сожалению, объясняются очень просто. Власть и оружие привлекают людей психопатизированных, с дефектами личности. И сама служба, конечно, накладывает отпечаток и у многих вызывает деформацию личности.

Люди с особой жестокостью, получившие власть, пока еще остаются в рядах российской полиции. Садистов, алкоголиков, полубандитов в правоохранительных органах предостаточно. Все дело в том, что переаттестация милиции прошла спустя рукава, быстро и некачественно: "Полиция не освободилась от людей с садистскими наклонностями. Раньше они были в милиции, а потом перешли в полицию. Не знаю, каким конкретно образом проходила переаттестация милиции, но проходила она в массовом порядке в очень короткие сроки. Здесь было уже не до глубокого психологического анализа личности, не до выявления его профессиональной пригодности и того, есть ли у человека садистские наклонности. Если бы существовал механизм, который выявлял психопатологии, возможно, и не произошло бы всего этого.

Причиной насилия со стороны правоохранительных органов может стать все что угодно: "Основания для насильственных действий полицейских могут быть разными: не так взглянул, не так сказал, лицо не понравилось, права качаешь, вот и получай. В нашей стране когда человек, не имеющий власти, начинает говорить человеку, у которого власть есть, о своих правах, — это действует как красная тряпка.

К преступнику в погонах должны относится строже, чем к просто преступнику, но вместо этого садисты из правоохранительных органов в суде встречают моральную поддержку. К преступникам-полицейским относятся помягче, снисходительнее, чем к простому гражданину, потому что он член определенной корпорации. Судьи по-прежнему тоже в некоторой мере относят себя к этой корпорации. Есть некоторая корпоративная солидарность у тех, кто борется с преступностью.

Для полицейского - садиста важно нахождение другого человека в зависимом, беспомощном состоянии и ощущение своей доминантности, превосходства для чего используются формы психического и физического насилия и в части случаев и сексуального насилия.

Поэтому полиция может рассматриваться как привлекательный способ получить желаемое.

Систему надо менять полностью, начиная с самого верха. И первое, что нужно выяснять при отборе кадров — не к какой партии принадлежит человек, а способен ли он брать взятки. По статистике, примерно 15 процентов населения не берут ни при каких обстоятельствах. Но такие люди не придут в милицию, если не будет нормального социального пакета. У них тоже семьи, дети, которых надо вырастить и выучить. А дешевая правоохранительная система – система коррумпированная, и другой она быть не может.

Ну а потерпевшим могу только рекомендовать, подавать иски против МВД, с целью потом дойти до Страсбургского суда, который обяжет Министерство внутренних дел выплатить компенсацию за противоправные действия своих сотрудников.Если бы за каждого убитого, или изнасилованного полицейскими, потерпевшим присуждали бы по миллиону долларов, то мгновенно был бы изменен алгоритм приема на работу в полицию и Росгвардию.И откровенных маньяков перестали бы туда брать. 

Швабры для МВД

Удачи! Берегите себя!
Категория: КРИМИНАЛ | Просмотров: 54 | Добавил: Артур | Теги: Криминал, садисты, пытки, полиция, полицейские, маньяки | Рейтинг: 5.0/1

Поделиться этой новостью в социальных сетях:


Похожие материалы

Спасибо, что прочли до конца
Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Мы не боимся говорить правду, чтобы показывать ее вам.
В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть люди, которые могут противостоять этому.
Ваша поддержка поможет сайту «БУРЕВЕСТНИК38» и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость и в свободу слова в России прямо сейчас.

Помощь сайту:


X

Стоит отметить, что данная публикация может не совпадать с вашими взглядами и убеждениями, поэтому мы предлагаем высказать свою точку зрения. Круг вопросов, затрагиваемых в материалах сайта, достаточно широк и нам будет весьма интересно узнать вашу позицию.

    Всего комментариев: 1
Саша
1Саша 05-12-2021 в 19:33
Народ уже задавили полностью силовиками и коронавирусом.
Оставить комментарий:
Имя *:
Все смайлы
Код *: